Волохов (volohov) wrote in interesniy_kiev,
Волохов
volohov
interesniy_kiev

Вот такое Пирогово

Кросспост по просьбе куратора interesniy_kiev



Сергей Волохов

Вот такое Пирогово

Украина обладает завидным потенциалом в области этнографического туризма. Грамотно его использовать мешает устаревший подход к этой сфере.

В любое время года, глядя на этот пейзаж, не можешь отделаться от ощущения, что перед глазами «фотошоп», вычищенная на компьютере и переведенная в 3D-формат картинка. И тут же вовсю начинаешь клацать затвором фотоаппарата, чтобы всегда иметь под рукой коллекцию идеальных открыток. Подходишь к ветряным мельницам и хатам поближе, и словно оживают иллюстрации к «Кобзарю» или народным сказкам. Недоумеваешь: эти домики строили по картинкам или картинки рисовали именно с этих домиков? Подивившись чудесам, летом можно броситься в пшеничное поле и долго глядеть в синее небо сквозь желтые колосья. А осенью – отправиться на опушку Голосеевского леса любоваться огнем заката природы. Сказка становится явью на конечной 156-й маршрутки – в Пирогово.

Больше всех
Специалисты утверждают, что мало какой европейский народ сохранил до наших времен самобытность национальной культуры так, как украинцы. Добрую службу в этом сослужила не только субъективная консервативность украинцев, но и объективно невысокое благосостояние народа, особенно в сельской местности.
В мире этнографических музеев под открытым небом порядка шестисот. В Украине славятся этнографические скансены в Ужгороде, Львове, Черновцах, Переяславе-Хмельницком, Галиче. Однако самый знаменитый этнографический музей под открытым небом – в Пирогово. Ведь многие из этих музеев появились на его методологической базе и на основе его концепции. Музей в Переяславе-Хмельницком, хотя и основан в 1965 году, но дальнейшее становление и развитие осуществлял при тесном сотрудничестве с киевским.
«Пирогово» - это слово прекрасно знакомо каждому киевлянину и гостям столицы из разных уголков страны и из-за рубежа. Так они называют парк-музей архитектуры и быта под Киевом. На самом деле, Пирогово – поселок, с которым соседствует это уникальное учреждение. А само оно носит сухое название «Музей народной архитектуры и быта НАН Украины».
Его территория – 150 гектар, на которой находится около 300 объектов. Возможно, это самый большой в мире музей под открытым небом (скансен). Точно известно, что он самый грандиозный в Восточной Европе. Чтобы обойти его, стандартной трехчасовой экскурсии не хватит.
Помимо площади, киевский музей отличается от отечественных собратьев тем, что его экспозиция представляет всю страну, а не один регион.
Еще одна яркая отличительная черта Пирогово – театрализованные действа. Прочие музеи сконцентрированы на экспозиции материальной культуры и только сейчас начинают перенимать киевский опыт ознакомления посетителей со старинными народными обычаями. У усадеб и в поле звучат народные песни, часто можно увидеть народных умельцев в работе: вышивальщиц, ткачих, резчиков, кузнецов, гончаров, стеклодувов, мастеров плетения. Всегда можно купить вышиванки, рушники, посуду и игрушки из керамики, деревянные шкатулки, посуду и украшения.
В течение года здесь организуется порядка двадцати праздников – народных и религиозных, причем, как христианских, так и языческих. Пять старинных церквей действуют: в них проводят службы, венчают молодоженов, крестят детей.
Обряды воссоздают сотрудники музея. По материалам исследований обычаев разных регионов Украины они пишут сценарии, приглашают фольклорные коллективы, школьников и студентов, которые и разыгрывают театрализованные представления. В этих действах может поучаствовать в качестве массовки каждый желающий. Также посетители организованно берут уроки украинских народных ремесел, иностранцы с удовольствием разрисовывают писанки, видные политики с азартом садятся за гончарный круг, юные украинки овладевают искусством вышивки.
Объекты музея - подлинные, за редким исключением, произведения народной деревянной архитектуры, перенесенные сюда из разных областей Украины. Символом Украины-житницы стал живописный холм с настоящими ветряными мельницами. Музейные экспонаты знакомят посетителей с крестьянским бытом и народным творчеством украинцев: собрана огромная коллекция народной одежды, мебели, деревянной и глиняной посуды, одежды, музыкальных инструментов.

Из глубины веков до советского быта
Музей создан в 1969 году. Тогда под искусственное Киевское море затопили много сел, в том числе часть старинного села Козаровичи, где можно было увидеть дома 200-300-летней давности. По инициативе общественности постановлением правительства УССР был основан музей народной архитектуры и быта. Коллектив музея выполнил экспедиционно-поисковую работу по созданию архитектурных и творческо-бытовых фондов и экспозиции в сжатые сроки к открытию в 1976 году.
Поначалу особого интереса музей на дальней окраине столицы не вызвал. Сначала туда возили школьников по разнарядке. Но после «принудительных» поездок многие хотели побывать там вновь и вновь – ведь государственное культурное учреждение больше напоминало парк и одновременно – материализовавшуюся иллюстрацию к украинской сказке. В этом музее не «пахло нафталином».
Усадьбы с сельскими домами и хозяйственными зданиями сгруппированы с документальной достоверностью и в соответствии с особенностями планирования поселений того или иного региона Украины. Всего представлено шесть этнографических регионов: «Среднее Приднепровье», «Полтавщина и Слобожанщина», «Полесье», «Подолье», «Юг», «Карпаты». Также есть экспозиции «Ветряки», «Ярмарочное поле» и «Современное село».
В основном, музей воспроизводит сельскую Украину XVIII – начала XX веков. А «Современное село» знакомит с сельской архитектурой 60-70-х годов прошлого века и со скрупулезно восстановленными интерьерами. Музейные работники наполняли дома и декорировали их продукцией заводов и фабрик тех областей, которые олицетворяют усадьбы. Можно сказать, это точный макет. А вот старинные хаты – оригинал. Их разбирали в разных концах страны по досочке, маркировали, перевозили в Пирогово и здесь строили заново. Самый древний экспонат – хата 1587 года, однокамерное жилище с курной печью. По словам директора музея Николая Ходаковского, это самый старый памятник народного строительного искусства на территории бывшего Советского Союза. Также реди особенных экспонатов - хата, когда-то принадлежавшая родственникам Тараса Шевченко.
В музее трудятся более двухсот человек. Летом набирают сезонных смотрителей. Музей работает для посетителей круглый год без выходных и санитарных дней. Вместе с тем, объекты нуждаются в постоянной реставрации: как минимум, хаты нужно обмазывать глиной и белить, ремонтировать ветряки и плетеные ограды. Помимо ремонта и поддержания экспонатов музей имеет и другие заботы и, соответственно, статьи расходов. Ведь в хозяйство скансена входят и коммунальные службы, и лошади, которые катают туристов по территории, и инвентарь, и сады с огородами во дворах старинных хат, и пруд, и плотина, и охрана музея.

Музейная экономика
Большинство музеев во всем мире содержатся государством. И, конечно, музей в Пирогово - не исключение. Другое дело, что многие культурно-туристические учреждения также поддерживаются общественными и частными фондами посредством грантов, ведут коммерческую деятельность. В том числе, в нашей стране. Этнографические объекты в Западной Украине поддерживаются программой ТАСИС, в Крыму проявляет активность Фонд «Відродження». Яркий пример менеджерского подхода являет Воронцовский дворец. Алупкинский заповедник не отказывается от государственной помощи, но при этом оптимизирует свою деятельность не в ущерб, а во благо экспозиции и парка. В результате зарплатам «воронцовцев» завидуют многие украинские коллеги. В том числе, сотрудники музея в Пирогово.
Киевский Музей народной архитектуры и быта делает только первые шаги в области коммерции. За последний год ему удалось заработать до четырех миллионов гривен. Но этого мало, чтобы музейное хозяйство не разрушалось, а работники не жаловались на зарплату.
Пока в Пирогово уповают на державу. Спонсоры и меценаты помогают от случая к случаю. На средства компании Philip Morris отреставрировали хату, доставленную в музей из Житомирской области. Нынешний глава наблюдательного совета НАК «Нафтогаз України» Алексей Ивченко финансировал приобретение коллекции гуцульских резных сундуков.
«На протяжении десяти лет мы не получали почти никаких денег от государства на удержание музея, - посетовала «Эксперту» заместитель директора музея по научной работе Тамара Василенко. – В этом году нам, наконец, выделили четыре миллиона гривен, которые пока выдали далеко не полностью. До конца года мы должны разыграть тендер среди строительных бригад на ремонтно-реставрационные работы. Ко многим объектам приходится ограничивать доступ публики, так как они порой в плачевном состоянии. А вообще бюджет музея в этом году составил порядка семи миллионов. Ведь мы – научное учреждение, и деньги еще выделяются на научные цели, которые мы не имеем права осваивать иначе. Средства, направляемые музею, без нас распределены по статьям, каждая из которых имеет свой код».
Почти все деньги, которые музей зарабатывает, возвращаются в государственную казну. А теми, что остаются, скансен латает дыры в бюджете, например, выплачивает зарплату охране.
Главный источник доходов музея – плата за вход. Билеты для взрослых стоят всего десять гривен. Ненамного дороже стоят услуги экскурсоводов. Однако далеко не все посетители прибегают к их помощи. К тому же, на территории можно встретить нелегальных «поводырей», которые не только знакомят туристов с достопримечательностями, кладя всю выручку в собственный карман, но и проводят их в скансен «тайными тропами» через бреши в ограде за полцены.
За год музей продает порядка 120-130 тыс билетов. Основная приманка для туристов – культурные мероприятия. Инсценировка обрядов каждый раз привлекает в Пирогово тысячи посетителей. Так, поучаствовать в масленице в этом году собрались десять тысяч гостей. Несколько меньшим интересом у публики в последнее время стали пользоваться ярмарки народных промыслов, тематические дни, посвященные тому или иному ремеслу.
Музейная касса пополняется за счет фото-, видео- и киносъемок живописной натуры Пирогово. Любительская съемка стоит 20 грн. Правда, за фотолюбителями не уследишь – почти все они на входе клянутся администрации, что не снимут крышку с объектива. Воспрепятствовать «подпольной» съемке могла бы камера хранения, где работники музея обязали бы посетителей оставлять аппаратуру.
А вот профессиональные кинематографисты платят по полной программе в соответствии с калькуляцией, которую производит дирекция музея. Производители художественных фильмов в результате расстаются с внушительными суммами, а по отношению к создателям некоммерческих научных и учебных лент действует щадящий режим. Также музей сдает свои экспонаты в аренду – тем же киношникам.
С недавних пор действует платный прокат лошадей, за отдельную плату можно попутешествовать по территории на бричке.
В скансене работают три ресторана и несколько частных торговых палаток, в которых можно купить напитки, сладости, домашнюю выпечку. Но единственный доход, который имеет музей от прибыльных точек общепита – плата за аренду земли. Собственного туристического сервиса у крупнейшего в стране скансена нет. Между тем, в Пирогово могли бы взять пример с музея в Киево-Печерской Лавре, который не только продает входные билеты, проводит экскурсии и вовсю торгует сувенирами и яркой полиграфией, но также удерживает ресторан, что отражается на зарплатах сотрудников музея. «Торговля сувенирной продукцией у нас почти не развита, - признается Тамара Василенко. – Хотя перспективы в этом направлении очень хорошие. В музее действуют бесплатные школы народных ремесел. Даже детские работы, например, писанки, уверена, пользовались бы спросом. Могли бы закупать продукцию у мастеров. Но у нас нет магазина».
Три приватных магазина в Пирогово торгуют товарами народного промысла. При этом предприниматели на дивиденды не жалуются, накручивая по 100-200 процентов на товар относительно цены, по которой они берут его у ремесленников.
Учреждение издает полиграфию – книги и буклеты, посвященные музею и его экспозиции. Но и эта продукция продается не систематично. Ее распространяют кассиры фактически на общественных началах. Дирекция только задумалась об издании фотопродукции.
Тамара Василенко соглашается, что музей мог бы иметь дополнительный доход, если бы организовал камеру хранения и автостоянку. Имеющаяся в музее автостоянка – в частной собственности.
Показательна борьба музея со строительством на его околице. Долгое время не утихали страсти вокруг бензоколонки, которую коммерсанты все-таки возвели. Музей борется за природный ландшафт и дает от ворот поворот проекту развлекательного комплекса в непосредственной близости от него. «Публика должна быть настроена на восприятие образа старинной Украины. Нужно сохранить первозданную патетику природы, - объясняет точку зрения ученых г-жа Василенко. – Мы будем отстаивать свои позицию, пока живы. Если и возводить туристическую инфраструктуру вокруг музея, то она должна быть в народном стиле и не выше одного этажа». Руководство музея хотело бы, чтобы все сервисные точки были выдержаны в традиционном украинском стиле, чтобы сувенирная продукция была исполнена аутентичности. Больше всего его заботит репутация народной культуры.
Зачаточное состояние коммерческой сервисной инфраструктуры администрация объясняет отсутствием в штатном расписании должности коммерческого директора. Г-жа Василенко признается, что одна из сотрудниц музея проявила инициативу в этом направлении. Но энтузиазм оказался не востребованным – руководство сослалось на отсутствие денег в бюджете на оплату труда новой штатной единицы.

Маркетологи не разыскиваются
По прогнозам Всемирной туристкой организации, в 2010 году прибыль только от международного туризма составит более 1500 миллиардов долларов. Уже сейчас прибыль в отрасли опережает экспорт нефтепродуктов, автомобилей, телекоммуникационных материалов, текстильной продукции и других товаров и услуг. Исследования показывают, что в туризме создание рабочих мест происходит в полтора раза быстрее, чем в какой-либо другой отрасли. Рабочие места и туристические предприятия создаются в основном в наименее развитых регионах. И это стимулирует жителей не покидать сельскую местность. Вообще туристическая индустрия составляет порядка 11% мирового валового продукта и более значительную часть ВВП развивающихся стран.
В тоже время в киевском Музее народной архитектуры и быта достойные зарплаты имеют только научные сотрудники. Их обеспечивает Национальная академия наук, в системе которой скансен пребывает последние два года. У реставраторов, смотрителей символические ставки. Многие сотрудники музея в пенсионном возрасте. Сегодня штат не заполняется полностью – ставки смотрителей не прельщают даже пенсионеров. Урожай с музейных грядок, которые обязаны обрабатывать смотрители, тоже не является стимулом.
Хорошо нам знакомый турецкий туристический сектор тратит на рекламу десятки миллионов долларов – достаточно выглянуть из окна машины, чтобы убедиться в этом. Биллборды на обочинах украинских дорог рекламируют не только конкретные курорты, но и страну как туристический объект в целом. Что уж говорить о рекламной политике ведущих держав.
У нас часто даже турфирмы не знакомы с национальным ресурсом. Многие из них, организуя групповые туры, обещают «показать все, что захотите», не предлагая продуманных и оригинальных маршрутов. За границей ориентируются на индивидуального туриста. Однако ему всегда легко разобраться, куда поехать и какие объекты посетить благодаря мощному местному информационному сервису.
Музей в Пирогово ограничивается случайным бесплатным пиаром, делая ставку на средства массовой информации, интересующиеся деятельностью крупнейшего украинского скансена и освещающие культурные события, проходящие на его территории. «Мы приглашаем на праздники телевидение, даем бесплатные объявления на радио, нас постоянно приглашают участвовать в программах, посвященных народному творчеству и быту, к тому же наши сотрудники создают десятки радио- и телепередач», - рассказывает Тамара Василенко.
С этого года Музей народной архитектуры и быта активно сотрудничает с туристическими фирмами. Если в прошлом году музей работал с десятком фирм, то в этом году заключил порядка сорока контрактов. Участвует в туристических ярмарках. И старается обслуживать туристов своими силами – так, как это делают Киево-Печерская Лавра и София Киевская, проводя экскурсии на эксклюзивной основе.
Вместе с тем, дирекция признается, что не ведет специальной работы с иностранными туристами. Последние, между прочим, проявляют огромное любопытство к нашей культуре, прекрасно сохранившей архаичные черты. Большой интерес к Пирогово у украинской диаспоры, которые даже организуют здесь съезды.
Многие сотрудники музея получили образование в Киевском национальном университете на историческом факультете и в Киевском университете культуры, изучая там музейное дело. Но если музею в Пирогово не хватает архитекторов в виду низких зарплат в этом учреждении, то о менеджерах маркетинга с профильным образованием там просто не слыхали. Начальник отдела туристско-экскурсионной деятельности Госкомтуризма Милана Онисько подтвердила «Эксперту», что экономикой культурно-туристических объектов у нас можно овладеть либо путем самообразования, либо искать соответствующие образовательные программы в иностранных культурных институциях, представленных в Украине.

Этнография отдельно, туризм - отдельно
«Этнография – один из главных стимулов путешествия иностранных туристов в нашу страну, - утверждает начальник отдела туристско-экскурсионной деятельности Госкомтуризма. – Это и есть наша изюминка». Однако выразить в конкретных цифрах влияние этнографического сектора на туристические потоки Милана Онисько не смогла, объяснив это тем, что в Украине не ведутся подсчеты в области тематического туризма. И добавила: «Из трех тысяч музеев в подчинении Министерства культуры только триста».
«Первичность, аутентичность природной и социальной среды в комплексе является самыми мощными привлекающими факторами в мировом туризме, - продолжает г-жа Онисько. - Украина к этому только приходит. У нас пока что пытаются заботиться о чем-то одном: либо о природе, либо об этнической аутентике. Вместе с тем, в Европе никогда не забывают и о рекреационной инфраструктуре, чего пока нельзя сказать об Украине».
Лучше всего этнографический туризм развит в Западной Украине, утверждают в Госкомтуризме. Особо успешно этнотуристический комплекс работает в Прикарпатье. В качестве популярного центра называют райцентр Косов, где расположен музей украинской писанки.
Регулярно принимает этнографические туры ряд поселений крымских татар. Другое дело, что, по свидетельству Миланы Онисько, местные предприниматели пошли на этот шаг с тем, чтобы работать в режиме льготного налогообложения.
Позитивным примером, да и то пока в перспективе, может быть так называемая «Золотая подкова Черкащины». Черкасская область в ближайшие годы намерена обзавестись мощным и гармонично развитым культурно-рекреационным комплексом с уникальными объектами и достойной инфраструктурой сервиса.
В Одесской области туристические этнографические учреждения создаются на общественных началах. В частности, объекты, посвященные быту переселенцев: греков, немцев, швейцарцев. Следствие внимания к своему культурному наследию Швейцарии - этнографические центры в Шабо Одесской области и в поселке Золотое Поле в Крыму. В эти бывшие швейцарские колонии регулярно наведываются туристы из маленькой западноевропейской страны.
Этнографический туризм стал развиваться в Украине только после того, как страна обрела независимость. Музей в Пирогово – счастливое исключение из правила. Музей писанки в Косове построен на рубеже 80-х-90-х годов на средства украинской диаспоры. К слову, аналогичный музей в канадском Ванкувере появился намного раньше. И до сих пор нет никакой государственной программы развития этнотуризма.
Подобно другим общественным учреждениям современные мировые музеи развиваются вместе с обществом и в этом процессе претерпевают изменения. Многие виды деятельности, ранее в музеях не только не практиковавшиеся, но и считавшиеся чуждыми, стали для них привычными. Украинские музейщики остались верны традиционной концепции. В то же время европейские исследователи констатируют: эта концепция переживает кризис, как и сам институт музеев. Пока во всем мире культурный, и как его неотъемлемая часть, этнографический туризм процветают, в Украине культура и туризм все еще не могут прийти к общему знаменателю. Милана Онисько соглашается: «К сожалению, украинские музеи в первую очередь работают на науку, а не на туризм».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments