Валерій Лисенко (vlysenko) wrote in interesniy_kiev,
Валерій Лисенко
vlysenko
interesniy_kiev

Categories:

Чешские промышленные предприятия в Киеве 100 лет назад. Часть 3

Александр и Дина Муратовы. http://ruslo.cz/articles/648
Окончание, начало в №№ 1/2011 и 2/2011
http://www.interesniy.kiev.ua/zhizn-v-kieve/torgovlya-i-promyshlennost/cheshskie-promyshlennye-predpriyatiya-v-kieve-100-let-nazad-chas
http://www.interesniy.kiev.ua/zhizn-v-kieve/torgovlya-i-promyshlennost/cheshskie-promyshlennye-predpriyatiya-v-kieve-100-let-nazadyu-ch

3. Заводы В. Фильверта и Ф. Дедины — предки «Красного экскаватора» или АО АТЭК
На рубеже XIX и XX столетий в Киеве чешские предприниматели основали завод, производивший сельскохозяйственные машины, который тогда называли «Завод сеялок В. Фильверта и Ф. Дедины». Это был один из предшественников завода АТЭК, ранее известного в Советском Союзе как «Красный экскаватор».
История его такова. В 1889 году в Киеве, на углу улиц Крещатика и Лютеранской, было открыто представительство пльзеньского завода Эмиля Шкоды, которое называлось «Техническая канцелярия В. Фильверта и Ф. Дедины». Она принимала заказы на изготовление и поставку разных механизмов из австрийской Чехии. Спустя девять лет, в 1898 году, эта канцелярия была реорганизована и переименована в акционерное общество «В. Фильверт и Ф. Дедина в Киеве» с капиталом 350 тысяч рублей, которое основало на Шулявке свой завод сеялок (Брест-Литовское шоссе 8).
Техническим руководителем завода стал гениальный самоучка Антонин Веска из Пецки возле Йичина в Чехии. Вначале на заводе работало всего от 28 до 40 человек. Было налажено сотрудничество с заводом Унгерманна и Неедлы, где заказывали отливки деталей из ковкого чугуна и серого чугуна. В первом же году завод выпустил 130 машин.
Эти сеялки предназначались для рядового посева и имели ту особенность, что одновременно с семенами в почву дозировано вносились удобрения. В то время это был новый агротехнический прием, который приходил на смену ручному разбрасыванию семян зерновых культур. Изготавливались сеялки разных размеров для применения на больших и малых земельных участках. Спрос на них был велик. К концу первого десятилетия ХХ века выпустили семь тысяч машин.
Капитал постепенно рос и дошел до одного миллиона рублей. Увеличивалось также количество рабочих — до 600. Половина из них были чехи, а остальные украинцы, русские, поляки и др. Кроме сеялок начали выпускать молотилки, небольшие 12-сильные локомобили и другие механизмы для сельского хозяйства. Возникли трудности с доставкой больших изделий по городу к железной дороге. Поэтому ьыло принято решение строить второй завод, расположенный рядом с железнодорожной товарной станцией Святошин.
В 1910 году получили разрешение и начали строить второй завод за городом, на хуторе Галаганы в Святошине (ныне завод «Красный экскаватор», или АО АТЭК).
Директором этого предприятия пригласили инженера Йосефа Купку с завода Я. Гретера и Й. Криванека. В конце 1911 года начался выпуск продукции.
Комбинированные сеялки киевского производства стали известны во всей России и в Европе. Они экспортировались в Германию, Австро-Венгерскую Галицию и даже в Чехию, а также в Балканские страны. Эти сеялки были привлекательны для европейских владельцев малоземельных хозяйств. В 1914 году, после начала Первой мировой войны, вывоз их в Европу прекратился, а добрая память осталась. Спустя 10 лет, в 1924 году, чешский журнал Světozor писал, что после войны «киевские сеялки», так стали их называть в Чехии, начал выпускать завод фирмы, которая находилась в Праге на ул. Тыршова 8.
Пользовались спросом также киевские локомобили. Так, в 1910 году строительный отдел Томского губернского управления утверждал проекты строительства крестьянских паровых мельниц в Барнаульском уезде на Алтае, в которых устанавливались 12-сильные локомобили В. Фильверта и Ф. Дедины.
В 1913 году в Киеве проходила Всероссийская промышленная выставка. Завод построил свой павильон, где демонстрировал продукцию, среди которой были новинки — свекловичные сеялки и молотилки.
Вацлав Фильверт родился 1856 году в Чехии. В зрелом возрасте приехал в Киев как представитель завода Э. Шкоды. Совместно с Ф. Дединой открыл техническую канцелярию этого завода, а позже — совместное производство сельхозмашин. В. Фильверт в 1914 г. выехал из Киева в Прагу. Из-за начавшейся Первой мировой войны, революций и установления советской власти не смог вернуться в Киев. Жил в Праге. Сожалел, что пропала его многолетняя работа. Высказывал мысль, что советская власть, присвоив его миллионы крон, могла бы назначить прожиточную пенсию, но не дождался этого, как и многие из российских чехов. Умер В. Фильверт 8.6.1926 г., похоронен на Ольшанском кладбище, надгробие сохранилось, но частично разрушено.
Франтишек Дедина родился в 28.4.1861 г. в Трстенице возле Млада Болеслава в Чехии. Римокатолик, окончил торговую академию. Имел в Подчейках виллу, в Праге дом, а в Киеве, как сказано выше, заводы. В 1888 г. женился на Божене Звериновой 1874 г. р. в Карлине, не верующей. У них была дочь Мария, которая вышла замуж за сына Й. Криванека Владимира, а также сын Вацлав 1899 г. рождения. В 1919 г. вернулся на родину и поселился в Праге. В 1932 г. в возрасте 71 год лечился в больнице для душевнобольных в Карлине (Прага). Умер в 1934 г., похоронен на Ольшанском кладбище. Надгробие сохранилось.

1914 год. Война
С первых дней Первой мировой войны Франтишек Дедина частично перепоручил управление заводами их директорам и включился в политическую деятельность, направленную на освобождение своей родины от власти Габсбургов. 9 августа он был избран в состав Киевского чешского комитета помощи жертвам войны. Он стал инициатором создания фонда Чешской дружины и внес в него тысячу рублей из личных средств. Ф. Дедина призывал молодежь вступать в ряды Дружины, выступал с патриотическими речами в киевском спортзале «Сокола». Слова Дедины производили сильное впечатление на молодежь. Добровольцем № 1 при записи в Дружину стал его служащий Цейп. Под влиянием высказываний Ф. Дедины записались в дружину также его работники Голасек, Kарел Кутльвашр, будущий генерал, и Й. Вухтерле, будущий командир роты в бою под Зборовом (в Праге есть улица Вухтерлова).
Когда в сентябре 1914-го в Петербурге собрались одиннадцать представителей от четырех главных городов России для встречи с царем, среди них был и Ф. Дедина. Ехал он туда с написанным в Киеве проектом меморандума (см. «Русское слово» № 2/2010, «Две аудиенции»). Собравшихся там назвали Советом чехов России. Совет избрал своим секретарем Ф. Дедину, и он оставался им до весны 1915 года, готовил проведение Первого съезда Союза Чехословацких обществ.
У Ф. Дедины был организаторский талант. Он всегда знал цель и умел находить средства. Мог быстро и четко выполнять многие виды работ, а том числе и такие, на которые бы не каждый решился. Он выезжал из Киева читать лекции о Чехословацком освободительном движении и новых методах агротехники. Половину чистого дохода от лекций, прочитанных в Полтаве, он отдал городской военной больнице, а вторую половину — в Фонд Чешской дружины. Также он добился разрешения и сам организовал в Киеве «Вечера славянского единения», на которых собирались находящиеся в городе славяне. Комитету жертв войны отдал тысячу рублей, которые разделил так, чтобы киевские военные больницы получили половину, а вторую комитет должен был разделить между пострадавшими украинцами и поляками в Галиции и в Сербии. В течение четырех военных лет Ф. Дедина внес в фонд Чехословацкой дружины и войска 12 тысяч рублей своих денег.
Его усилиями была организована в Киеве лекция профессора-историка петроградского университета Ястребова «О необходимости чешского исторического государства и его возрождении», при этом Ф. Дедина объявил всеобщий заем с выпуском облигаций, которые распространялись среди состоятельных людей. В 1916 году, когда правительство разрешило освобождать военнопленных славян из лагерей для работы в промышленности, представители обоих заводов В. Фильверта и Ф. Дедины приходили в бараки Дарницкого лагеря военнопленных и Печерские казармы, находили специалистов и увозили их на заводы. Этим спасали их от голода, лишений и возможной смерти.
Франтишек Дедина, являясь человеком активным, иногда вступал в конфликты. Будучи убежденным монархистом и сторонником возрождения Чехословацкого королевства с королем-славянином, он был противником приверженцев демократической республики, возглавляемых Т. Г. Масариком. Газета «Чехослован» в № 20 от 14.5.1917 сообщала, что в связи с ожидаемым приездом Т. Г. Масарика в Россию Ф. Дедина подал российским властям меморандум, подписанный им, Й. Зивалом, Душенкевичем, Кнорром и Гамплом. В нем сообщалось, что Ф. Дедина, С. Коничек и д-р Штепанек объединятся и создадут в противовес Т. Г. Масарику свою Центральную чешскую объединенную организацию. Эта акция не нашла сторонников, не была поддержана носителями монархической идеи, которые после падения российского царизма признали политику Т. Г. Масарика по созданию демократической республики.
Революционные события в России разрушили плоды всей жизни этих пионеров чешской промышленности в Киеве. Заводы фирмы Фильверта и Дедины после большевистского переворота еще какое-то время продолжали работать. В 1919 году оба завода были национализированы, а их Дедина с семьей уехал на родину. Он поселился в Праге на ул. Тыршова 8. Cо временем стал членом правления товарищества, которое начало выпускать прославившиеся «киевские сеялки», но развернуть производство в том объеме, который был в Киеве, уже не могло.
Национализированные советской властью заводы были затем реорганизованы и объединены с другими. Так, в 1919 году в результате слияния их с Чугунолитейным заводом Унгерманна и Неедлы появился завод сельхозмашин «Красный пахарь». В 1932 году он начал выпускать траншейные многоковшовые экскаваторы и стал называться «Красный экскаватор». В современной Украине он известен как завод АТЭК или «Акціонерне товариство екскаватор». Музей завода расположен на проспекте Победы 83/2.

4. Небольшой «Ауто» вырос и стал Киевским заводом автоматики им. Г. И. Петровского
Механический завод «Ауто» акционерного общества Граф и Ко. появился на Шулявке по адресу ул. Керосинная (Шолуденко) 19, по соседству с заводом Унгермана и Неедлы, в 1890-х годах. Сведения об истории этого завода в литературе скудны. Он упоминается вместе с заводами Гретера и Криванека, Унгерманна и Неедлы и др. в числе предприятий, на которых проходили забастовки в 1905-м. Тогда же он стал собственностью Акционерного общества Граф и Ко, специализировался на производстве машин и агрегатов для сахарных, пивоваренных, крахмальных и других заводов. Это был не только чешский завод, его акционерами являлись разные иностранцы. Директором завода был одно время Эдуард Гольтфретер (по данным Мих. Кальницкого). Его сменил примерно в 1910 году бывший гретеровец и директор завода «Прогресс» в Бердичеве инженр П. Гомола, специалист по оборудованию сахарных заводов. На заводе было занято 120 рабочих, а с 1916-го там работали десятки чешских военнопленных. Писатель Ярослав Гашек, пребывая летом 1916-го в 1-й запасной роте 1-гоЧехословацкого полка, дислоцированной в Университете Св. Владимира, ходил на этот завод к своему пражскому приятелю, тоже военнопленному, Дворжачеку, с которым неожиданно встретился в кафе «У чешской короны». Военнопленный Дворжачек, имевший кличку Толстяк, работал в столовой для рабочих этого завода. Он подкармливал истощенного в лагере «Тоцкое» Гашека.
После национализации в 1920-х годах это предприятие было переименовано в «Завод физико-механик». В 1951 году начался рост завода. К нему присоединили территорию и постройки бывшего чугунолитейного завода Унгерманна и Неедлы (ул. Керосинная 3), который перестал существовать в связи с тем, что после реорганизации вошел в состав завода «Красный экскаватор» вместе с бывшим заводом Фильверта и Дедины. Новое предприятие быстро разрасталось. Оно оснащалось новейшей техникой, стало режимным и называлось «Предприятие почтовый ящик №...». Теперь это «Киевский завод автоматики им. Г. И. Петровского», который открыто рекламирует свои гироскопические приборы, навигационную технику для космических аппаратов, баллистических ракет, торпед и др., а также оборудование для автоматизации газопромышленного комплекса, для переработки сельхозпродукции, медицинскую технику, электрические бытовые приборы и другие потребительские товары.

5. Машиностроительный завод Ф. Паула: был «Коммунист», а теперь — Киевский завод «Радар»
В первом десятилетии ХХ столетия рос спрос перерабатывающей и пищевой промышленности на оборудование и производственные механизмы. В связи с этим инженер завода Я. Гретера и Й. Криванека Франтишек Паул открыл в 1911 году машиностроительный завод. Он начал выпускать оборудование для сахарного, пивоваренного и солодового производства. После начала Первой мировой войны завод выполнял военные заказы.
Франтишек Паул родился 10.9.1872 в Чехии, в Яромерже, католик, инженер. В последние годы XIX столетия, будучи молодым специалистом, он приехал в Киев, где начал работать на машиностроительном заводе Я. Гретера и Й. Криванека. В 1912 г. он женился на Марии Лгованцовой.
Задолго до Первой мировой войны он сочетал работу на заводе с общественной деятельностью среди земляков. Инженер Ф. Паул был одним из организаторов общества Яна Амоса Коменского и ряд лет заместителем председателя его. Он участвовал в создании чешско-русской школы грамоты в Киеве вместе с Й. Йиндржишеком, Я. Волфом, Б. Горалеком, В. Кашпаром и другими.
Со временем, приобретя производственный опыт на «Заводе на дачах» и накопив средства, в 1911 году открыл собственный завод на ул. Предславинской 35, в районе, который тогда назывался Новое строение (возле нынешнего дворца Украина). Он быстро организовал производство оборудования для предприятий пищевой и перерабатывающей промышленности, спрос на которое был велик.
С началом Первой мировой войны Ф. Паул включился в организацию освободительного движения среди российских чехов. Он был избран членом Киевского чешского комитета помощи жертвам войны, стал сподвижником Й. Йиндржишека, О. Червеного, В. Швиговского, В. Вондрака и др. Он не гнушался никакой общественной работы.
В августе—сентябре 1914 года Ф. Паул был послан Киевским Чешским комитетом в Петроград для выработки меморандума царю о чехословацком освободительном движении (см. «Русское слово» № 2/2010) Там был избран заместителем председателя Совета чехов России. Вместе с председателем Отакаром Червены и секретарем этого Совета киевским заводчиком Ф. Дединой был избран в президиум Петроградского съезда чехов и словаков России, а потом — во временную «Раду чехов и словаков России», в составе которой занимался подготовкой и проведением Первого съезда Союза Чехословацких обществ России в Москве в марте 1915 года.

Во время войны завод Ф. Паула выполнял разные военные заказы, в частности, было быстро налажено производство военных походных кухонь, в которых остро нуждалась армия. Весной 1916-го на завод начали принимать для работы военнопленных славян. Тогда в газете «Чехослован» появились объявления о том, что завод нуждается в котельщиках, медниках, слесарях, токарях, инструментальщиках, разметчиках по жести и железу, работниках на прессах и лакировщиках.
После Февральской революции и Октябрьского переворота Ф. Паул старался сохранить производство от развала.
После ухода Чехословацкого корпуса с Украины в 1918 году, при Центральной Раде, Гетманате Скоропадского и затем при Директории и немецкой оккупации, Франтишек Паул оставался в Киеве, продолжал руководить своим заводом и преодолевать трудности. После окончания Гражданской войны и польской оккупации в 1920 году завод был национализирован Советской властью и стал государственным. Новая власть признала Ф. Паула специалистом и назначила техническим руководителем завода, приставив к нему комиссара из рабочих, который осуществлял «диктатуру пролетариата над спецом из бывших». Назначить его самостоятельным директором тогда не могли.
Продолжая довоенные традиции общества Я. А. Коменского, Ф. Паул в 1922 году возглавил вновь созданную школьную комиссию, в которую входили инженер Р. Альберт и А. Кробова. Комиссия получила разрешение на открытие заново чешско-русской школы грамоты. 18 октября 1922 года в школе начали заниматься 37 учеников.
В конце 1920-х годов завод изменил профиль, в нем налаживалось приборостроение. Инженер Ф. Паул был привлечен к работе как специалист высокого уровня в своей отрасли и назначен инспектором сахарной промышленности всей Украины. Ему подчинялись технические руководители сахарных заводов республики.
В конце 1920-х — начале 1930-х годов Ф. Паул вместе с группой специалистов был направлен руководством сахарной промышленности Украины в Чехословакию для ознакомления с новыми технологиями. На родине ему понравилось. Под предлогом лечения после голода, а также психологической травмы из-за потери двоих взрослых детей, ему после длительных хлопот удалось уволиться с советской службы и остаться в Праге. Здесь Франтишек Паул приступил к работе по специальности в сахарной промышленности Чехословакии и вступил в «Товарищество чехов и словаков из России». Работая на родине, он говорил, что малая зарплата «здесь» ему милей, чем большая зарплата «там». Главное, что его здесь не тревожат днем и ночью, что ему не угрожает смерть в связи с тем, что он бывший буржуй, фабрикант.
Правительство Чехословацкой республики наградило его Революционной медалью за заслуги перед родиной. Ему присвоили статус легионера. В венских полицейских архивах Франтишек Паул остался в списке «чешских предателей старой Австрии», который был опубликован в 1919 году книге Ф. Заплетала «Альбом предателей».
Жизненный путь инженера Ф. Паула является одним из редких примеров того, как «иностранный заводчик», «буржуй» и «чуждый элемент» был признан Советской властью как «ценный иностранный специалист», которому на протяжении более десятилетия доверялся ответственный пост в управлении заводом и в техническом совершенствовании сахарной промышленности советской Украины.
Умер Франтишек Паул внезапно 8 августа 1934 года на рабочем месте, на сахарном заводе в Литовли, в Моравии, куда был командирован как инспектор. Не была исполнена просьба Й. Куделы о встрече с участником аудиенции у царя, которую он хотел описать.
После 1930 года «Завод Ф. Паула» изменил свой профиль и стал одним из первых предприятий авиационного приборостроения в Украине. После Второй мировой войны завод еще раз изменил профиль, стал закрытым предприятием, выпускавшим электронное навигационное оборудование для авиации и ракет, а также потребительские товары — магнитофоны и бытовую технику. Завод получил название «Коммунист». В 1960—70-х годах на полках магазинов можно было видеть много магнитофонов разных типов, выпускаемых заводом. Позже, в 1990-х годах в независимой Украине он стал открытым акционерным обществом «Киевский завод „Радар“». В интернете сейчас можно встретить перечни его продукции от навигационного и посадочного оборудования для самолетов и вертолетов, медицинских дрелей, пил и пластин для остеосинтеза до бытовой техники высокого класса и многого другого.

6. Другие заводы
До сих пор речь шла о больших машиностроительных предприятиях. Но наряду с ними создавались предприятия, которые можно отнести к так называемой легкой промышленности.
Фабрика Гимнастических принадлежностей. В 1909 году на шулявской улице Фабричной (ныне Исаакяна) 5, появилась Фабрика гимнастических принадлежностей. Основателями ее были Виктор Кашпар и Фердинанд Витачек-младший, технические служащие завода Я. Гретера и Й. Криванека. В рекламе утверждалось, что это «Единственная Русская фабрика гимнастических принадлежностей». Виктор Кашпар был инициатором и участником многих полезных дел в старом Киеве. Его считают одним из «отцов» киевского футбола в начале ХХ столетия, активистом чешского культурно-просветительского общества Яна Амоса Коменского, участником создания чешско-русской школы грамоты и культурного центра «Стромовка».
Фабрика граммофонных пластинок «Экстрафон». В 1910 году возле завода Гретера и Криванека, между улицами 2-я Дачная и 3-я Дачная линии была создана фабрика граммофонных пластинок «Экстрафон». О ней и ее основателе Йиндржихе Йиндржишеке, о трудностях и успехах мы рассказали в «Русском слове» № 7—8/2009. Предприятие развивалось и преуспевало, но после начала Первой мировой войны оно начало приходить в упадок — прекратилось поступление из-за границы материалов, необходимых для изготовления грампластинок. На ее основе была создана Обозная фабрика.
Обозная фабрика «Чешская возовка». Во время Первой мировой войны, в 1915 году, после выступления В. Вондрака, в котором разъяснялось большое значение России в поддержке славянских народов Австрийской империи, а также в связи с отступлением российских войск на фронте, члены Киевского чешского комитета начали искать способы, как помочь армии. Тогда инженер Станислав Гоужвиц, владелец фирмы по производству, прокату и продаже станков и инструментов на Бибиковском бульваре 68, предложил председателю комитета Й. Йиндржишеку создать предприятие по производству повозок и колес для армии. Потребность в них была велика.
Предполагалось в качестве рабочей силы использовать военнопленных чехов, которых в то время было много в лагере Дарница и Киевской крепости. Й. Йиндржишек принял идею и начал поиск стартового капитала. Он обошел всех богатых чехов в городе с просьбой вложить средства, но поддержки не нашел. Инвесторами стали: он сам, доктор В. Вондрак и автомобильная фирма Лаурин и Клемент (предшественница Авто-Шкоды), которую представлял в Киеве Л. Тучек. «Генератор идеи» С. Гоужвиц, видимо, не располагая «живыми деньгами», предложил инструменты и оборудование со своей фирмы.
Земельный участок предоставил Й. Йиндржишек на территории своего «Экстрафона». Он же официально считался хозяином фабрики. Техническим руководителем предприятия — «главным инженером» — избрали Виктора Кашпара. Он потом вспоминал: «Когда было решено организовать Обозную фабрику — „Чешскую возовку“ как чешский консорциум, то я решил для ее быстрой организации использовать и мою фабрику гимнастических принадлежностей». Открыли филиал по заготовке твердой древесины на ул. Дмитровской 62. В. Вондрак занимался в штабе Киевского военного округа освобождением военнопленных чехов для работы на заводе. В. Кашпар занялся подбором рабочих для фабрики. Для этого он получил у военного коменданта Киева генерала П. В. Медера разрешение свободно входить в Киевскую крепость и лагерь Дарница. Потом В. Вондрак писал: «Заслугой Й. Йиндржишека было создание „Чешской возовки“ с целью дать работу военнопленным. „Возовка“ во время своего существования осталась единственным предприятием, которое не имело прибыли. Это было социальное предприятие для поддержки военнопленных».
Механический и котельный завод Г. В. Сук. Самым недолговечным чешским заводом был Механический и котельный завод Г. В. Сука на углу улиц Кузнечной и Деловой (Горького и Димитрова). Его создал российский француз Алексей Термен в 1887 году для выпуска оборудования для водопровода и отопления домов. Предприятие прославилось художественным литьем фонтанов. В 1910 году, через год после смерти А. Термена, завод купил у его наследников чех Г. Сук. После Гражданской войны, установления советской власти и национализации завод вошел в состав НИИ Электросварки АН Украины.


* * *
Таков вклад чешских предпринимателей, специалистов и рабочих в создание промышленности в начале прошлого столетия в Киеве.

Новая публикация Александра и Дины Муратовых:
Семья Гирса и ее связь с Россией. Часть первая http://ruslo.cz/articles/663
Subscribe

  • Зміни в центрі столиці

    «Все тече, все змінюється» . І Київ теж не виключення із цього правила. Протягом 2019 року в столиці відбувся ряд змін. Зокрема, розібрали старий і…

  • Нижня підпірна стіна

    Легендарна "зеленка" — Зелений (літній) театр, Верхня підпірна стіна, Нижня підпірна стіна — це все олдскульні локації, які розташовані в одній…

  • Парк "Сирецький гай"

    З заброшками в столиці і з напарниками напряг, та й об'єктів для дослідження все менше і менше, тому вирішив здійснити культурну прогулянку. Так, щоб…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments