Валерій Лисенко (vlysenko) wrote in interesniy_kiev,
Валерій Лисенко
vlysenko
interesniy_kiev

Categories:

Чешские промышленные предприятия в Киеве 100 лет назад

Коллектив токарного цеха и образці его продукции. 1898Александр и Дина Муратовы.
Часть первая

«Небольшая кучка людей из Чехии в семидесятых годах XIX ст. была в Киеве только гостями... В начале ХХ ст. чехи создали мощное целое. Возник ряд чешских предприятий в центре и предместьях города. Созданы заводы..., в которых работали управленцы, мастера и рабочие, приехавшие из Чехии».
Венцеслав Швиговский, основатель газет «Чехослован» в Киеве в 1911 г. и «Чехословак» в Петрограде в 1915 г.
Чешский писатель Ярослав Гашек, обсуждая становление чехословацкого освободительного движения в начале Первой мировой войны, написал статью «Чем мы обязаны российским чехам?». Перефразируя его, можно сказать: «Чем обязано промышленное развитие России и Украины на рубеже XIX и XX веков приезжим чехам?» Попробуем рассказать об этом.

Во второй половине XIX и начале XX столетий в Российской империи прокладывались железные дороги и строились новые промышленные предприятия. В этом процессе участвовали как отечественные, так и иностранные предприниматели. Наряду с центральными губерниями России быстро развивались Юго-западный край, Екатеринославская и Харьковская губернии, Причерноморье и Приазовье — регионы современной Украины, где одновременно формировались добывающая промышленность, металлургия, машиностроение и сельское хозяйство. Со своим капиталом туда приезжали иностранные предприниматели. В то же время, не хватало специалистов и квалифицированных рабочих. Поэтому происходил приток их из зарубежья. В Киеве открывались десятки промышленных и торговых предприятий, на которые приезжали сотни работников из австрийской тогда Чехии. Так появились машиностроительные заводы Гретера и Криванека, Фильверта и Дедины, Унгерманна и Неедлых, Графа и Ко, Ф. Паула, мастерские автомобильной фирмы «Лаурин и Клемент» и другие предприятия. Много чехов работало в железнодорожных мастерских, а с появлением в городе трамвая — в трамвайных депо и мастерских.
Растущий город привлекал также иностранных торговцев, ремесленников, учителей, музыкантов и др. На рубеже столетий в Киеве проживало 3—3,5 тысяч выходцев из Чехии и Словакии. Еще раньше, в 1860—80-х годах, в сельской местности поселилось много чешских колонистов. Только на Волыни проживало в конце XIX столетия более 30 тысяч переселенцев из Чехии. Это был резерв пополнения чешских городских общин в Украине.

Причины переезда чехов в Россию
В то время в Центральной Европе завершился кризис кустарного производства и произошла пролетаризация ремесленников. Развивалось капиталистическое производство, и ремесленники превращались в квалифицированных наемных рабочих. Одновременно происходили демографические изменения — рождаемость значительно превышала смертность. Во многих семьях было по 6—10 детей. За 30 лет, предшествовавших 1890 году, население Чехии увеличилось на 30 %.
Так, в промышленном городе Пльзени количество жителей за это время увеличилось c 16 тысяч до 68 тысяч. На единственном тогда крупном предприятии города, заводе Эмиля Шкоды, работало всего 886 человек. В городе был большой избыток квалифицированных рабочих и относительное перенаселение. Оплата труда была низкой. Например, литейщики высокой квалификации, отливавшие стволы корабельных орудий большого калибра и многотонные кормовые шпангоуты кораблей по английским и японским заказам, получали зарплату, которая не всегда достигала прожиточного минимума. Эмиль Шкода устанавливал зарплату рабочим-специалистам персонально с учетом размера семьи, но повышение ее нивелировалось ростом цен. Миграция внутри страны не решала проблему. Началась эмиграция рабочих за границу. Одни с семьями выезжают в Германию, Англию, Австрийскую Галицию, а необремененные семьями мужчины — в Америку. В эти десятилетия Чехию покинули 900 тысяч человек — около 10 % населения.
В это же время расширялся спрос на квалифицированных промышленных работников в громадной Российской империи. Особенно привлекательными стали пограничные с чешскими и словацкими территориями промышленные районы России в Польше и Украине, население которых близко чехам по культуре, языку и вероисповеданию.
В 1880-х и 1890-х годах на Украину, вслед за начавшейся в 1860-е годы сельскохозяйственной иммиграцией, происходит промышленная иммиграция чехов, и в Киеве на Шулявке возникает первый чешский машиностроительный завод.

Киевский машиностроительный завод Якуба Гретера и Йозефа Криванека — завод «Большевик»
Выходец из Швейцарии, консул Бельгии в Киеве Якуб Гретер в 1881 году купил у наследников полковника Леоновича право на вечное пользование четырьмя десятинами казенной земли в киевском предместье Шулявка, лежавшей вдоль Брест-Литовского шоссе и улицы 1-я Дачная Линия. Совместно с гессенским инженером Филиппом Мозером он открыл там «Чугунолитейный и механический завод». Сначала было принято 30 наемных работников. Построили два кирпичных и три деревянных здания. Две вагранки плавили чугун, два локомобиля приводили в движение несколько станков и других механизмов.
Летом 1882 года завод начал давать продукцию — скобяные изделия. Материалом для них послужили снятые с вооружения после окончания русско-турецкой войны винтовки Бердана — «берданки», которые Гретер в большом количестве закупил у интендантства. Потом завод выпускал металлические кровати, чугунную арматуру, формы для производства сахара-рафинада, болты, гайки и прочие крепежные изделия. Основными заказчиками были владельцы сахарных заводов, количество которых на Украине быстро росло. Конъюнктура складывалась хорошо, годовой объем производства доходил до 160 тысяч рублей. В 1888 году между хозяевами-основателями произошел конфликт. Ф. Мозер ушел, забрав свой капитал. Я. Гретер, оставшись один, оказался на грани банкротства.
К этому времени в сахарной промышленности стал известным руководитель монтажных работ на стройках сахарных заводов молодой инженер Йозеф Криванек из чешской фирмы Броумовского и Шульца, производившей оборудование для этих заводов в Градце Кралове. Я. Гретер предложил Й. Криванеку стать компаньоном и техническим руководителем завода. Криванек принял предложение. Так в 1888 году возникло предприятие «Киевский машиностроительный и котельный завод Гретера, Криванека и Ко». К основателям завода присоединились со своим капиталом новые инвесторы — иностранцы Е. Лидке, В. Кукш — инженеры, строившие Политехнический институт, а также Х. Гедекер и И. Отт. Основной капитал достиг миллиона рублей.

Пан инженер Йозеф Криванек, или Осип Иванович
6 октября 2010 года исполнилось 100 лет со дня смерти Йозефа Криванека. Он родился 1857 году в семье мастера-плотника, строительного предпринимателя из маленького города Горжовице, что в 50 км к юго-западу от Праги. Его братья посвятили себя семейному ремеслу плотников и строителей. Йозеф унаследовал от отца ум и способности, любовь к труду, бережливость, умеренность, простоту и честность. От матери, которая происходила из семьи кирпичников Меильбекков, получил энергичность, решительность, настойчивость, упорство. С этими качествами хорошо прошел учебу, практику и всю жизнь. Учился в Прибраме в реальной гимназии. Став студентом промышленной школы в Праге, ходил дополнительно в техническую высшую школу, а затем окончил ее, одновременно подрабатывая уроками. В семье было семеро детей, поэтому он не мог ожидать помощи из дома. После учебы поступил на службу инженером в машиностроительную фирму Броумовскего и Шульца, где на заводах в Градце Кралове и Адамове приобрел технические, производственные и административные знания. С таким багажом он в 1882 году приехал в Киев, вокруг которого эта фирма монтировала сахарные заводы. В то время в Юго-Западном крае, как тогда называли Киевскую и окружавшие ее губернии, стремительно строились новые и реконструировались старые сахарные заводы, «цукроварни» по-чешски. Й. Криванек руководил монтажными работами на заводах и быстро приобрел известность в отрасли. Когда его шефы уехали на родину, то доверили ему самостоятельное руководство работами. В тридцать один год Йозеф Криванек женился, а когда ему была предложена доля в полуразвалившемся заводике упомянутого выше швейцарца Якуба Гретера, то рискнул. Он оставил перспективную службу в солидной фирме, где проработал семь лет, и стал совладельцем небольшого завода.

Обновление
С приходом Йозефа Криванека началась перестройка завода. Якуб Гретер взял на себя административные и хозяйственные обязанности, а Криванек стал главным техническим руководителем. Завод преображался. В 1890 году на той же заводской площадке началось строительство высокотехнологичного, по тем временам, завода. Покупалось оборудование, возводились новые постройки и перестраивались старые. Но не хватало квалифицированных рабочих. Йозеф Криванек приглашал их из Чехии, со своей родины — Среднечешского края, округа Горжовице, а также из Рокицан и Пльзени, Западночешского края. В 1890 году приехали котельщики Шибнер, Герман Круцкий, Вацлав Шлейснер, Ян Панчохаж; слесари Гибнер, Готлиб, Кучера, Иван Кашпар и др. Вскоре прибыл опытный управленец Карел Вайднер, токари Франц Беем и братья Ян и Генрих Хорваты, литейщики братья Ян и Роберт Кашпары и др. Каждый год из Чехии приезжали новые специалисты, определявшие дальнейшее развитие завода.
Криванек видел перспективу развития и заботился, чтобы были ученики из местного населения. За четыре года завод вырос в крупнейшее в Киеве предприятие, оно по количеству рабочих уступало только железнодорожным мастерским. Так, по архивным данным на 7 июня 1894 года, на заводе работало взрослых рабочих — 772, подростков (15—17 лет) — 152, малолетних рабочих (12—15 лет) — семь. Всего 931 человек. В 1896 году на завод был приглашен специалист по паровым котлам инженер Фердинанд Витачек, земляк и коллега Криванека по предыдущей работе. В этом же году завод был награжден Золотой медалью ярмарки в Нижнем Новгороде за модель паровой машины новой конструкции.
За следующее десятилетие завод еще вырос и выдвинулся в ряд крупнейших машиностроительных предприятий на западе России. В этом была великая заслуга Осипа Ивановича Криванека. Он предлагал планы строительства, размещения, установки новых механизмов и оборудования, вникал во все проекты и разработки, руководил строительством, установкой и пуском. Это могло быть делом нескольких работников.
Так появился котельный цех, после него великолепный литейный цех, позже пристроили сталеплавильню, модельный, столярный и инструментальный цехи, началось производство листа для рафинадных форм и другие вспомогательные производства, был перестроен механосборочный цех. Увеличили территорию завода, она превысила шесть гектаров, поглотив в начале часть улицы 1-я Дачная линия, а позже — часть 2-й Дачной линии (между нынешними ул. В. Гетмана и Гарматной). Построили новую современную канцелярию. Памятником той эпохи стоит сейчас между проходной и заводоуправлением дом Якуба Гретера. Тогда это был угол Заводского переулка (ныне ул. В. Гетмана) и той части 2-й Дачной линии, которую позже поглотил завод.
Новый завод стал серьезным конкурентом завода Эмиля Шкоды в Чехии, поставлявшим оборудование для сахарных заводов. Продукция его была дорогой из-за транспортных расходов и таможенных сборов. Годовая продукция чешского «Завода на дачах» стала измеряться миллионами рублей. Был внесен большой вклад в развитие пищевой промышленности России того времени. Завод поставлял оборудование для строительства и реконструкции многих сахарных, рафинадных, спиртовых, пивоваренных, а также государственных водочных заводов, мельниц, для строительства элеваторов, кирпичных и лесопильных предприятий. Его паровые машины, котлы работали по всей России. Железные мосты и разные металлические конструкции поставлялись даже за Урал в Сибирь.

В первом десятилетии XX века
После 1900 года на заводе работало уже 1200 рабочих, среди них было почти 300 чехов. Инженеров и техников было 16, из них 10 чехов. Все мастера были чехи. Чешских работников «Завода на дачах» с семьями было около тысячи человек. Это была третья часть киевской чешской общины. Ядро ее проживало на Шулявке и Караваевых дачах. Это были преимущественно рабочие, мастера, инженеры, управленцы этого и еще нескольких, построенных позже меньших заводов, принадлежавших австрийско-венгерским предпринимателям — этническим чехам. Они появились при содействии Й. Криванека. В центральной части города жила другая часть чешской общины. Это были предприниматели, торговцы, профессора, учителя, художники, музыканты, чиновники, ремесленники и другие.
Успехи завода достигались также путем сильной эксплуатации рабочих. Условия труда были тяжелые. Так, в правилах внутреннего распорядка завода, изданных в 1901 году, указано, что рабочий день устанавливается с шести часов утра до шести часов вечера с обеденным перерывом на один час. Машинисты и смазчики паровых машин начинали работать на час раньше, то есть с пяти утра, а вечером уходили на полчаса позже. Их рабочий день продолжался 12,5 часов. За работу в ночное время доплата не производилась.
Средний месячный заработок при 11,5-часовом рабочем дне составлял: мастера — 130 рублей, взрослого рабочего 35 рублей. Количество учеников составляло 20 % от числа взрослых рабочих. Рабочий день у них был такой же, как и у взрослых. На протяжении первого года учеников использовали как подсобных рабочих, и не всегда их труд оплачивался, а когда оплачивался, то это были копейки за час. Ученик получал от 1,5 до семи рублей в месяц в зависимости от года обучения. Учебные занятия не проводились, учебных планов и учебников не было. Ученик просто повторял то, что делал его наставник. За оплошность он мог получить побои или его драли за уши.
Производительный труд учеников, особенно станочников, которых держали в учениках более трех лет, давал большую прибыль. Произвол и самодурство мастеров, даже «культурных иностранцев», вызывали конфликты, которые доходили до губернатора, и на завод присылались фабричные инспекторы. Гретеру приходилось оправдываться перед ними: «Назовите мне мастера литейщиков, который не пьет и не рукоприкладствует». В то же время хозяева завода решали некоторые социальные вопросы. Для рабочих были созданы столовая и амбулатория, а для их детей открыта Шулявская Гретеровская церковно-приходская четырехлетняя школа, опекаемая православным духовенством. Она размещалась в одном из заводских помещений, имевшем вход с улицы.
К 1905 году нарастало недовольство порядками во всей стране. После Кровавого воскресенья в Петербурге 9 января 1905 года, по всей империи происходили забастовки. Тогда по распоряжению главнокомандующего Петербургским военным округом великого князя Владимира Александровича правительственными войсками были расстреляны мирные шествия петербургских рабочих к Зимнему дворцу для подачи царю петиции о народных нуждах. Это произошло в один день в разных местах Петербурга: у Нарвских ворот, Троицкого моста, Александровского сада, Полицейского моста и на Васильевском острове. Было убито 130 и ранено около 300 человек. Царь Николай II накануне уехал из города. Возмущение общественности этими действиями высшей власти страны послужило толчком к развитию событий, которые вошли в историю как Революция 1905 года.
Бурные события охватили и Киев. 12 января здесь произошла политическая стачка в знак протеста против расстрела демонстрантов в Петербурге. Шулявка стала одним из центров забастовок и рабочего движения в Киеве. Бастовали и гретеровцы, требовали улучшения условий труда. Они схватили двух ненавистных мастеров, избили и вывезли их на тачке на свалку. Эти события общеизвестны.
В октябре-декабре 1905 года проходила Октябрьская всероссийская стачка. Слесарь предприятия Федор Алексеев возглавил Киевский совет рабочих депутатов, созданный 30 октября. Появилась Шулявская республика с центром в Политехническом институте и рабочими вооруженными отрядами. Генерал-губернатор В. Сухомлинов послал две тысячи полицейских и воинскую часть, которые арестовывали и разгоняли восставших.
После этого фабриканты и заводчики начали массовые увольнения бастовавших. В декабре с завода было уволено 898 человек. 19 января 1906 года было принято обратно на работу только 550 человек на сниженную зарплату при 10-часовом рабочем дне. Среди бастовавших и уволенных были иностранные рабочие. Родственники токаря Франтишека Бема, попавшего в «черный список» не подлежавших восстановлению, рассказывали, как его стыдили, унижали за то, что он, «специалист, такой приличный человек, иностранец», оказался в «толпе бунтующей черни», которая встречала большевистского председателя совета Ф. Алексеева. Ф. Бем просил прощения и не сразу был «помилован» администрацией завода. «Черный список» уволенных и восстановленных хранится в архиве отдела кадров завода до настоящего времени.

После революции 1905 года
После забастовок законодательно был установлен 10-часовый рабочий день и соответственно снижена зарплата. Появились признаки некоторой демократизации. Были еще какие-то уступки хозяев. Но почувствовалось ухудшение материального положения и психологического состояния, как в семьях, так и на работе. Только к 1907 году стало спокойнее. При заводе был открыт детский сад. В этом участвовали «Товарищество дневных приютов для детей рабочих» и представительницы Женского фребелевского педагогического института.
Магнаты сахарной промышленности украинских, польских и российских губерний высоко ценили технические возможности завода, талант Йозефа Криванека и других специалистов. Поэтому было много заказов. Криванек во все сам вникал. Третью часть своего времени он проводил в поездках по заводам и стройкам, где монтировалось изготовленное в Киеве оборудование. Тысячи верст изъездил в поездах, колясках, кибитках и крестьянских санях в любую погоду по проезжим и непроезжим российским дорогам, пыльным или заболоченным, зимой заснеженным. В то время способ путешествий был не комфортный. Нерегулярное питание и недосыпание не благоприятствовали его здоровью. А после недель отсутствия дома его ожидало много персональных писем, конференции, совещания в киевских канцеляриях, предложения и планы дальнейших реконструкций. На заводе техническая канцелярия ждала «пана инженера Криванека». Чтобы облегчить свой труд, он принял технического руководителя, но не был удовлетворен этим.
Как у рабочих, так и у мастеров, у служащих канцелярии — везде он пользовался уважением. Сотрудники видели его знания, осведомленность и его огромный труд и результаты, которые приносили всем пользу. Разбирался он во всем, будь то паровая машина, котельная, жестяные работы или стальные конструкции. Специалисты чешских и заграничных технических школ высоко оценивали знания и опыт инженера Криванека.
Будучи «большим заводчиком», он был необычайно скромным. Никогда не называл себя инженером, хотя это был тогда престижный титул, а просто говорил свое имя — Осип Иванович Криванек. Оно открывало двери важных кабинетов и знатных домов владельцев сахарных заводов и богачей. Его клиентами были в разное время сахарозаводчики графы Бобринские, камергер Сильванский, купцы Терещенко, Бродские и другие.
Итогом деятельности Криванека было завершение строительства в 1908 году железнодорожной ветки длиной в два километра от Юго-Западной железной дороги к заводу. Она и сейчас проходит от станции Святошин, между выросшими городскими кварталами, пересекает нынешние улицы Полковника Шутова и Гарматную, скрывается за заводской оградой. Также в 1909 году завод начал выпускать первые в России двигатели Рудольфа Дизеля.
Когда дети Криванеков подросли и нужно было дать им высшее образование в чешских «высоких школах», как их называли на родине, а также возникло стремление отдохнуть и поправить здоровье, то в 1909 году вся семья выехала в Чехию. Теперь Йозеф Криванек приезжал на завод несколько раз в году и пребывал там по несколько недель. В то время статус завода был изменен, и он стал в 1909 году акционерным обществом. В числе акционеров был Криванек и члены его семьи, жившие теперь в Чехии. Заводом продолжали руководить его коллеги Я. Гретер и Ф. Витачек. На первые роли в руководстве выдвинулись российские подданные инженеры Франтишек Штефан, Йозеф Мишковский и гражданин Австрии Йозеф Покорны. Специалисты старшего поколения постепенно уходили с завода, открывая свои предприятия в городе, или занимали ведущие должности на других заводах Киева, Бердичева, Екатеринослава, Луганска, Краматорска, Казани и других городов, которые создавались в основном иностранными предпринимателями. В 1910 году умерла в Праге жена Криванека Алисиа. Летом того же года Йозеф Криванек тяжело заболел в Киеве, вернулся в Прагу и осенью умер в возрасте 53 лет. Похоронили его в Праге на Виноградском кладбище. Семейное надгробие сохранено до наших дней.

Источник http://ruslo.cz/articles/636 Продолжение — в следующем номере
Subscribe

  • Зміни в центрі столиці

    «Все тече, все змінюється» . І Київ теж не виключення із цього правила. Протягом 2019 року в столиці відбувся ряд змін. Зокрема, розібрали старий і…

  • Нижня підпірна стіна

    Легендарна "зеленка" — Зелений (літній) театр, Верхня підпірна стіна, Нижня підпірна стіна — це все олдскульні локації, які розташовані в одній…

  • Парк "Сирецький гай"

    З заброшками в столиці і з напарниками напряг, та й об'єктів для дослідження все менше і менше, тому вирішив здійснити культурну прогулянку. Так, щоб…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment