Валерій Лисенко (vlysenko) wrote in interesniy_kiev,
Валерій Лисенко
vlysenko
interesniy_kiev

Category:

Любительский театр киевских чехов, 1916—18 годы (окончание)

Начало: http://community.livejournal.com/interesniy_kiev/3086613.html

http://ruslo.cz/articles/626

Театр растет
В октябре 1916 года в театр прибыл новый пленный — 29-летний Йозеф Новак, профессиональный артист оперетты и кабаре. Виктор Кашпар принял его на работу в «Возовку», но основной обязанностью его стала режиссура в театре. Он часто вспоминал, как раньше пел. У него был бас, и когда звучал его голос, то с потолка осыпалась побелка. Поэтому артисты называли его Пепик-Вапно (Иосиф-Известь). Ему трудно давался русский язык. Й. Новак стал проводить репетиции ежедневно по вечерам в канцелярии В. Кашпара.
При этом он много внимания уделял обучению артистов-любителей игре, а Зденека Штепанека — режиссуре. После ухода из театра Э. Мареша руководителем театра назначили Й. Новака как профессионала с опытом.
Шестого ноября в «Народной аудитории» сыграли «Дочь поджигателя» Йозефа Каетана Тыла. Режиссером был Й. Новак. Женские роли исполняли Е. Бабанкова, Гагаликова, Фиалова, А. Кондрдлова. Штепанеку, как обычно, удалась комическая роль Тоника Едлички, он умел смешить публику. Мужские роли исполняли: Маховец, Сегнал и Бабанек.
19 ноября поставили «Мир вверх ногами» по мотивам фантастики Жюль Верна: в главной роли Зденек Штепанек, и он же режиссер. Новые декорации рисовал академический художник Франтишек Цигельхайм. Через неделю вновь поставили «Люцерну». Играли те же исполнители, что и раньше.
18 декабря сыграли комедию Вацлава Штеха «Ферма, зарегистрированная в документах». Все пятнадцать артистов играли успешно — заслужили бурные аплодисменты.
26 декабря, в понедельник на рождественской неделе, в день св. Штепана, еще раз сыграли «Люцерну» Алоиса Йирасека. Так Зденек Штепанек отметил второе Рождество в Киеве. Первое было на лесоповале.
Завершился 1916 год и немного более полугодия деятельности любительского театра. За это время сформировался его коллектив из киевских любителей-земляков и освобожденных из лагерей военнопленных, среди которых были профессионалы театра, построены сцены в «Стромовке» и «Народной аудитории», появились художники-оформители сцены П. Пиштелка, Ф. Паролек и Ф. Цигельхайм. Театральный критик «J. H.» (Ярослав Гашек) писал заметки в чешскую прессу и редактировал афиши.
В репертуаре были спектакли в основном чешских авторов. К концу года давали два спектакля в неделю. Сотни зрителей составляли чехословацкие добровольцы из запасных рот, военнопленные, работавшие на заводах города, чехи-старожилы и киевляне. Билеты продавались в магазинах: на Крещатике у Й. Й. Йиндржишека, на Фундуклеевской у Барака и Й. Ванчи, на Прорезной у Зедника, в мастерских пошива обуви на Кудрявской, развернутых в казенном водочном складе, закрытом в связи с «сухим законом», в канцелярии «Возовки» и в «Народной аудитории» перед спектаклями. Иногда проводились коллективные посещения спектаклей пленными с заводов. Для них закупали билеты инженер-конструктор Й. Снижек с завода Гретера и Криванека и инженер В. Кашпар с «Чешской возовки».
Во время подготовки к празднованию Рождества 1916 года выяснили, что потребности в театральных представлениях значительно превышают возможности театра. Поэтому общество Я. А. Коменского, как писал «Чехослован» № 42, организовало три выездных концерта. Доктор Й. Кудела руководил организацией музыкального и песенного концерта на Демиевке в зале пожарной станции, вместившем 350 человек. Инженер Шеба организовал концерт для 400 человек на Трухановом острове в казарме инженер-капитана Завадского. Редактор Л. Грунд и доктор В. Станко (Я. Гашек) на Куреневке провели две встречи.

Наступил 1917 год
Шестого января в «Народной аудитории» состоялся концерт арфистки Анежки Шкворовой, а 8 января впервые шла пьеса Алоиса Йирасека «Войнарка». Через неделю поставили «Шоколадную принцессу» английского драматурга Пола Гаванта в переводе Отто Гаасена. Этот перевод для исполнителей был трудным. Героя пьесы Нормана играл Зденек, другими исполнителями были Моравец и барышни Кондрлова и Гагаликова.
22 января прошел новый спектакль Алоиса Йирасека «Эмигрант». Главного героя играл З. Штепанек с присущим ему огнем. Участвовали Кондрлова, Фиалова, Крупкова, Й. Новак, Сегнал, Гагалик и Моравец.
Через неделю Общество Я. А. Коменского перед началом представления отметило тридцатилетие игры в любительских театрах К. Фиаловой, ученицы Вацлава Штеха. После этого она выступила в главной роли в пьесе Алоиса Йирасека «Магдалена Добромила Реттингова», режиссер Й. Новак. Й. Йиндржишек преподнес артистке цветы. Об этом событии вспомнили спустя одиннадцать лет в Праге. Тогда на выставке, посвященной десятой годовщине Чехословацкой республики, Анна Кробова, бывший член Киевского дамского комитета, опекавшая школу, представила сохраненный экземпляр программы этого вечера.
Пятого февраля ставили пьесу Йирасека «Польский еврей». Театральный критик «J. H.» по поводу игры Зденека Штепанека писал, что герой-любовник соответственно образу себя на сцене не ведет, но положительно оценил игру других артистов, отметив, что спектакль имел успех.
Для Зденека Штепанека начало этого года в театре было успешным. Росли его актерское мастерство и режиссерский опыт. В то же время служба администратора гостиницы «Прага», или игра в нее, приносили разочарование. В стране начиналась экономическая разруха, все дорожало, уменьшилось количество богатых постояльцев, проезжие офицеры часто уезжали, не оплатив услуги. Падала мораль. Гостиничное хозяйство разрушалось. По вечерам было опасно ходить по улицам. Пани Полачкова в феврале вынуждена была расторгнуть договор с владельцем гостиницы и со Штепанеком. Он собрал вещи, ушел на Шулявку и устроился жить в школе.
Пятого марта проходило торжественное собрание по поводу десятилетия общества Яна Амоса Коменского. А через неделю шли выборы делегатов на Третий съезд Союза Чехословацких обществ России, который потом назвали «Революционным съездом» — начиналась подготовка к нему.

Февральская революция
16 марта стало известно, что в Петрограде произошла революция. Царь Николай II отрекся от престола. В Киеве начались манифестации и митинги. Они шли целыми днями на Думской площади, Бибиковском бульваре и в других местах. Чехи и словаки собирались на Большой Подвальной и Золотоворотской улицах, за гостиницей «Прага», домом В. Вондрака и редакцией «Чехослована».
Политическое возбуждение в чехословацких кругах быстро прошло. Стало ясно главное: основная опора Союза Чехословацких обществ в России — царизм — пала. Обстановка существенно изменилась в пользу петроградской оппозиции и «Клуба сотрудников Союза ЧС обществ», состоявшего в основном из освобожденных военнопленных, то есть «австрийских чехов». Они были сторонниками Чехословацкого Национального Совета в Париже с профессором Т. Г. Масариком во главе. Его тогда в России представлял французский офицер словак Милан Ростислав Штефаник.
В дни Февральской революции спектакли отменили.
19 марта впервые поставили чешскую оперетту Отто Фастера «Княжна Пепичка». Участвовали: учитель пения Волек, инженер Кржетела, Гагалик, Й. Новак, Яначек, учитель Сегнал, Бабанек, Круцкий, Моравец, дамы Фиалова, Моудра, Бабанкова, Боучкова, барышни Кондрлова, Фолкертова, Тиха. Зденек Штепанек в этой оперетте впервые выступил как певец. Представление имело успех и было повторено 3 апреля, в пасхальный вечер.
В этот же день в зале пожарного депо Демиевского оружейного завода для пленных шел спектакль Ф. В. Крейчи «Из жизни под Краковом» в двух действиях. Выручка от продажи билетов пошла в фонд Чехословацкого войска. В «Обувной фабрике» на Кудрявской был спортивный вечер «Сокола». Там состязались семь борцов.
Девятого апреля в «Народной аудитории» ставили комедию Йозефа Скружного «Девчонка», чешское название — Žabec. В роли Тани (Žabec) виртуозно выступила юная Кондрлова. Штепанек очень выразительно сыграл молодого Колинского, ее жениха. Комические роли исполняли К. Фиалова, Гагалик, Фиалова-младшая и девушки из хора «Чешской возовки» Тиха, Запалова, Крупкова.
23 апреля зимний сезон на Бульварно-Кудрявской закрыли драмой Ярослава Квапила «Облака» из репертуара Национального театра в Праге.
«Чехослован» перестал публиковать критические заметки с подписью «J. H.». Ярослав Гашек был отправлен на фронт за написание сатирических статей «Клуб чешских пиквиков» и «Наши пулеметчики».
На последней неделе апреля в Университете и Коммерческом институте проходили заседания Третьего съезда Союза Чехословацких обществ России. Его приезжие делегаты смотрели спектакли, которые шли в «Народной аудитории» на родном языке.
Весной пленные, работавшие в «Возовке», начали благоустраивать сад «Стромовка». Построили сцену. Она со стороны зрителей выглядела как триумфальная арка, сделанная из березовых стволов. Построили помост для оркестра, поставили новые скамейки для зрителей на 600 мест, отремонтировали павильон ресторана. Все это теперь стали называть «Театром на природе».

Новые сцены
Во второй половине 1916-го и начале 1917 годов на заводах Киева значительно увеличилось количество работающих военнопленных славян, освобожденных из лагерей. В госпиталях и больницах города проходили лечение раненые и выздоравливающие, приезжали отпускники с фронта. Спрос на «сценическую продукцию» резко возрос, «Театр на природе» на Шулявке не мог его удовлетворить, поэтому появляются новые сцены в разных частях города с более легким жанром — концертами и кабаре.
Еще в зимнем сезоне начали ставить спектакли в стиле кабаре в спортивном зале «Сокола» на Малой Васильковской. Появился драматический кружок при Демиевском оружейном заводе, который выступал в пожарном депо. Создали сцену для выступлений «гастролеров» в «Ботарне» на ул. Кудрявской 16.
Эмиль Мареш, став жителем Подола, при поддержке Гампла создал там сцену для концертов и кабаре. Для этого он арендовал частный сад. В нем построили легкий подиум для выступлений. Марешу помогал поклонник кабаре и профессионал этого жанра режиссер Й. Новак. Появились артисты-любители из местных и пленных чехов, а также коренных жителей Подола. Они провели 12 чешско-украинско-русских концертов и поставили только одну комедию. Сбор сдали в пользу дома инвалидов «Дружина» и больничной кассы. Так сообщало «Славянское единение».
Под Киевом возле железнодорожных станций Борисполь, Барышевка и Березань в запасных частях обучались новые добровольцы. Там тоже появились любительские сцены.
Летний сезон «Театра на природе» в мае открыли спортсмены «Сокола». Они ставили веселые спортивные игры «Кто — кого?». Это были сцены, изображавшие греческие спортивные соревнования. Через неделю была лекция о римских театральных зрелищах со сценами с «римлянами» и «гладиаторами».
Любительская труппа в это время не выступала, а готовила под руководством Йозефа Новака «Проданную любовь» Яна Неруды. 4 июня днем состоялась ее премьера. Вечером там же сыграли пьесу Й. Штолба «На даче». Теперь по воскресеньям стали давать дневные и вечерние представления.
11 июня впервые шла французская комедия Мольера «Проделки Скапена» (режиссер Й. Новак). В роли Скапена — Зденек Штепанек. После спектакля был организован концерт силами пленных, работавших в Демиевском оружейном заводе.
Начал регулярно выступать женский хор Обозной фабрики («Чешской возовки») под руководством учителя пения чешской школы В. Слепички.
Авторы были знакомы с четырьмя участницами хора, их детьми и некоторыми внуками. Одна из них — Вера Запалова — прожила долгую, интересную и насыщенную событиями жизнь, умерла в возрасте 104 лет. Авторы встречались с ней в Чехии.
Второго июля Чехословацкая бригада участвовала в «прорыве Керенского» — бою у Зборова в Галиции. Об этом историческом событии в театре еще не знали. В программе театра была объявлена пьеса Алоиса Йирасека «Магдалена Добромила Реттингова» с пани К. Фиаловой в главной роли.
16 июля в «Чехословане» № 29 появилась небольшая заметка. Один бывший пленный, Р. Гайек, написал: «День отдыха в Киеве — нет проблем. Воскресенье. Едем в „Стромовку“ — „Театр на природе“. Слышим звучную чешскую музыку. Наши артисты из пленных во главе с режиссером Й. Новаком помогают самодеятельному коллективу киевлян. Видим расцвет молодого таланта Зденека Штепанека, старательность девицы М. Кондрловой, выразительность пана Гагалика и других. Так научили меня ходить в этот наш театр, где забывается все. Остается любовь чешского народа к театру. С легкой душой возвращаемся „домой“ под легкую музыку польки».
В эти же дни в газетах появились сообщения о том, что в Россию приехал Т. Г. Масарик.

Т. Г. Масарик в Стромовке
В день приезда из Петрограда в Киев, 29 июля, Т. Г. Масарик после встреч с ранеными в двух госпиталях отправился на Шулявку в «Театр на природе». Здесь его ожидали киевские земляки-старожилы, военнопленные, работавшие на заводах, добровольцы из запасных рот и фронтовики, приехавшие в отпуск. Др. Й. Кудела писал: «Приехал Т. Г. Масарик после шести часов. Присутствовавшие добровольцы выстроились в шпалеры. При его появлении оркестр заиграл национальный гимн. Гостя приветствовал от имени общества Я. А. Коменского инженер с завода Я. Гретера и Й. Криванека Й. Снижек. Члены правления общества провели Т. Г. Масарика на помост для оркестра. Он начал выступление с упоминания идей Я. А. Коменского, славы боя у Зборова, помянул погибших в этом сражении, подчеркнул, что только большое Чехословацкое войско будет решающим фактором в битве за свободу. Масарик выразил надежду, что и Россия станет на правильный путь, возродит свою армию и справится с внутренними трудностями. Он сообщил, что имеются гарантии российской власти для формирования Чехословацкого революционного войска, попросил всех проявить терпение и выносливость. Закончил он выступление пожеланием скорейшего возвращения на родину».
После выступления Т. Г. Масарик смотрел спектакль Отто Эрнста «Флахсманн воспитатель». Уходя, он осмотрел сад, задавал вопросы. Штепанек рассказал ему об этом культурном центре чехов. Т. Г. Масарик высоко оценил театр, советовал сделать его передвижным, спросил Штепанека, какой театр он рекомендует посетить. Тот ответил, что лучшим в городе считает польскую театральную студию на Прорезной. После этого Т. Г. Масарик уехал в свою резиденцию — «Отель де Франс».
27 августа концертом и выступлением кабаре закончился в «Стромовке» последний летний сезон с участием военнопленных. На протяжении всего августа ставились так же спектакли кабаре и давали концерты в гостинице «Прага». Так, в один из прекрасных украинских вечеров на террасе гостиницы Т. Г. Масарик слушал трогательные серенады в исполнении хорового кружка бывших военнопленных.

Последний театральный сезон
В сентябре начался осенне-зимний сезон 1917 года. Его особенностью было то, что в городе стало два чешских театра. Один — в «Народной аудитории», опекаемой Виктором Кашпаром. В нем ставились драмы и комедии. Ведущий режиссер — Зденек Штепанек. Другой — в помещении «Сокола» на Малой Васильковской (ныне Шота Руставели) у А. Коваржека. Й. Новак и Э. Мареш ставили там представления кабаре с группой исполнителей из пленных, старожилов-земляков и киевлян.
17 сентября Зденек Штепанек поставил на Бульварно-Кудрявской английскую комедию Брэндона Томаса «Тетушка Чарли». Сам он играл роль лорда. В спектакле были заняты Мещанек и Бабанек. Режиссура З. Штепанека придала игре новый ритм. Через неделю там же поставили комедию Ярослава Врхлицкого «Суд любви». Декорации рисовал новый художник Йозеф Ярош. Во время антрактов между актами играл любительский оркестр, состоявший из сорока музыкантов-пленных, играл увертюру из французской комической оперы Д. Ф. Э. Обера «Черное домино», фантазии из оперы «Пиковая дама» П. И. Чайковского и др. Дирижировал Людвиг Пеш. Участники и гости поздравляли друг друга с 3-й годовщиной формирования Чешской Дружины.
До середины декабря спектакли шли регулярно по воскресеньям. Это были комедии: «На даче» Йозефа Штолба, «Суд любви» Я. Врхлицкого, в несколько измененном составе повторно поставили комедию Мольера «Проделки Скапена», пьесу Симачека «Потерянные». Режиссером и исполнителем в них был Зденек Штепенек. Комедия В. Штеха «Ферма, зарегистрированная в документах» поставлена новым военнопленным — профессиональным режиссером Й. Йеничеком. Оркестром дирижировал учитель Ю. Волек. В пьесе Ф. Лунцера «Любовь зовет в любом возрасте» выступил впервые в главной роли учитель Й. Сегнал. Он очень естественно показал превращение влюбленного старого чудака в молодого человека.
Прошло полтора года с момента постановки первого спектакля. За это время сформировался большой коллектив артистов, доходивший иногда до сорока человек. Исполнителей мужских ролей и постановщиков спектаклей было около 20 человек, из них постоянными были шесть киевлян, а состав военнопленных менялся, так как многие уходили на фронт. Женские роли исполняли шестнадцать местных киевлянок из самодеятельного кружка, созданного еще до войны, и подрастающая молодежь. Было освоено тридцать спектаклей, некоторые из них по просьбе зрителей ставились неоднократно. В репертуаре были в основном пьесы чешских драматургов, ставились так же некоторые английские и французские спектакли.
Октябрьский переворот в Петрограде на первых порах не прервал театральной жизни. В ноябре шла комедия Ф. Шамберка «Улица Палацкого № 27», через неделю была поставлена драма братьев А. и В. Мршиков «Марыша». В декабре впервые состоялась молодежная постановка — сказка Власты Буриана «Глупый Гонза в заколдованном замке».
В начале декабря в зале «Сокола» на Малой Васильковской состоялся спектакль кабаре «Большие музыкальные развлечения». Был конкурс, победителям выдавали подарки. Режиссировал Зденек Штепанек. На этом прервался зимний театральный сезон 1917—18 годов.
Общая разруха в городе остановила театральную жизнь. В связи с этим 4 января 1918 года драматическое отделение Общества Я. А. Коменского и артисты провели собрание. Решили выступления прекратить в связи с обострением военно-политической обстановки. Обсуждали планы на будущее. Руководителем отделения назначили Йозефа Новака. Зденек Штепанек был избран ведущим режиссером, режиссерами постановок — Й. Йеничек, Й. Сегнал, а администратором — Р. Каутский. Репертуар дополнили комедиями «Колыбель» и «Вина». Репетиции продолжались. Решили, что при возобновлении спектаклей будут продавать билеты только на Фундуклеевской 10 и в новом фотоателье на Маринско-Благовещенской 135. Но эти замыслы не были реализованы.
16 января началось вооруженное восстание рабочих завода «Арсенал» и предприятий Демиевки, Шулявки и Подола против Центральной Рады. Оно охватило весь город. В феврале десять дней шел штурм города красными с артобстрелом и вступление их в город. На улицах появились патрули, были задержания, аресты и расстрелы. Спектакли в театре больше не ставились.

Уход из Киева
Стало известно, что Т. Г. Масарик встретился и договорился с красными о признании ими вооруженного нейтралитета Чехословацкого корпуса, что большевики скоро заключат мирный договор и поэтому надо будет уходить. Корпус теперь был объявлен соединением воюющей Французской армии, временно пребывающим на территории России.
Спустя 50 лет, в июне 1968 года, Зденек Штепанек в интервью журналу Květy говорил: «1918 год, февраль. Театр не работает. Нельзя было в этой обстановке играть. Был приказ об отходе». А в своих книгах он описывал, как через город проходили войска — рота за ротой, полк за полком. К пригородам в это время подходили немцы. Красная армия ушла из города в сторону Одессы.
В последний день февраля 1918 года на Владимирской улице у Й. Новака собрались З. Штепанек, Й. Йеничек и Р. Каутский. Через час надо было уходить к Цепному мосту (ныне там мост метро). В последнюю минуту Й. Новак и Р. Каутский решили остаться в Киеве. Зденек и Йеничек уговаривали их уходить, но безуспешно. Молча распрощались.
Через час были на мосту, перешли Днепр. В это время немцы входили в западный пригород Киева — Святошин.
Наконец артисты подошли к Дарнице — месту страданий Штепанека, Йеничека и многих тысяч военнопленных разных национальностей из разных армий. Весь день шли дальше под мелким дождем в направлении Борисполя. Заночевали в каком-то селе. На следующий день продолжали идти. В полдень вошли в Борисполь — тогда большое село. Разместились в теплой землянке, сушили одежду и обувь. Здесь раньше в запасных батальонах проходили обучение тысячи добровольцев, прежде чем направиться в полки. Штепанека зачислили сначала в 1-й запасный полк, а вскоре перевели в 3-й полк им. Яна Жижки из Троцнова. Йеничека направили в артиллерийскую часть. Друзья расстались. Учителя чешской школы из военнопленных Сегнал и Лукеш должны были уже быть где-то здесь. Они вышли из Киева раньше. В то время в 3-м полку было много легионеров, имена которых стали широко известны. Подполковник С. Н. Войцеховский был командиром этого полка, подпоручик Я. Риедл, художник, командовал ротой; прапорщики А. Чила и М. Немец, будущие генералы, также командовали ротами, молодой десятник Людвик Свобода, будущий генерал и Президент Чехословакии, был тогда помощником командира взвода. Среди них оказался рядовой Зденек Штепанек. В эти дни началась жизнь в вагонах-теплушках и путь в Полтаву, далее в Курск и Пензу.
Так закончился киевский период театральной деятельности Зденека Штепанека и его коллег, одновременно завершился расцвет любительского театра Общества Я. А. Коменского. На территории Руси, как называли легионеры Украину, Штепанек пробыл два с половиной года — с сентября 1915-го до марта 1918-го. Мы согласны с мнением Франтишека Гётца, что любительский театр общества Я. А. Коменского в Киеве был для Зденека Штепанека школой театрального мастерства.
С весны 1918 года Зденек Штепанек в составе Третьего полка участвовал в боях на магистралях, был ранен, в госпитале перенес операцию, потом лечился. В 1919 году он снова на сцене. По Транссибирской магистрали ездит небольшой поезд. Это Театр Чехословацкой армии «на колесах». Сбылась мечта Т. Г. Масарика о передвижном театре, высказанная им в «Стромовке» в июле 1917-го. Зденек Штепанек в нем — актер, режиссер и драматург. В составе артистов теперь другие профессионалы, другие любители из числа легионеров, есть несколько старых друзей, на женские роли приглашались жены легионеров, а чаще их играли мужчины. Нет тех десятков артистов-любителей из киевских землячек и земляков, среди которых формировался талант Зденка Штепанека. Анабазис продолжался.
Авторы выражают благодарность членам семьи Зденека Штепанека за предоставленные фотоматериалы и госпоже Рите Ясинской за консультации.

«Стромовка» после ухода войска
К утру 1 марта 1918 года все чехословацкие воинские части ушли на левый берег Днепра. Но немало было тех, кто по разным причинам остался в городе... Произошло еще большее сближение этих бывших пленных с земляками-старожилами и украинцами. В. Кашпар потом в 1920-х годах уже на родине писал: «Пришли немцы и австрийцы. С „Возовки“ ушло добровольно с нашим войском хорошее чешское ядро, а те, что остались, были не нашими людьми. Это были люди, для которых богом был кошелек, таких было немало. „Стромовка“ была названа пришедшими немцами „берлогой предателей“.
Пленные Э. Мареш и Й. Новак остались при „Возовке“ и „Экстрафоне“ с киевлянами В. Кашпаром и Й. Йиндржишеком, работали при новой украинской власти и немцах. Э. Мареш тайно состоял в Чешском комитете. Деятельность комитета потом была признана Министерством иностранных дел Чехословакии, но не достаточно оценена».
Летом 1918 года театр в «Стромовке» еще работал. Э. Марешу помогал режиссер Й. Новак, но это была не та работа — ведущие артисты ушли. Теперь в театре по субботам на сцене выступали украинцы, а по воскресеньям — чехи, давая театральные представления и спектакли кабаре после полудня.
Начинался 1919 год, а с ним наступила власть большевиков. Теперь владельцы и руководители предприятий стали «буржуями» и «чуждыми элементами». Начались аресты. «Возовка» и «Экстрафон» осиротели, опустели и умерли — их разграбили. «Стромовка» разрушалась. Напрасно охраняли ее те, что остались в Киеве. Всё растаскивали, ломали театр и рубили деревья. Кому-то из шулявских жителей нужны были дрова, а иным — доски. Й. Йиндржишек — основатель общества Я. А. Коменского, чешской школы, «Экстрафона» и «Возовки» — изменив внешность, скрылся и сумел нелегально вместе с женой уехать поездами на Запад. Его племянника и тезку арестовали большевики, но, поняв свою ошибку, что это «не тот буржуй», потом отпустили.
Виктор Кашпар вспоминал: «Я с 14-летним сыном тайно бежал из этого обещанного рая, который никак не наступал и не мог наступить. Пешком мы шли от Киева до Ровно, без дорог, через леса. Мы уходили по тем местам, по которым к нам приходили пленные». В словах его была горечь: «Дома никто не вспомнил, что мы сделали для пленных».
Эмиля Мареша большевики арестовали и отправили в Москву. Он вернулся в Пльзень из московской тюрьмы в 1921 году тяжело больным.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments