ЕвгеньЛесанна (nusienne) wrote in interesniy_kiev,
ЕвгеньЛесанна
nusienne
interesniy_kiev

Вечера близ Андреевского спуска

Приветствую всех!

Только сегодня обнаружила сообщество.
Обретаюсь в Киеве. Кое-что иногда о нем пишу.

Вот, например:

 

В конце октября на час назад переводят не только часы – стрелки переводятся и где-то в голове – если еще в предпоследнее воскресенье месяца дома говорили «в пять пополудни», то теперь – «в пять часов вечера». Да, когда темно уже в четыре, факт, что в пять еще на самом деле день, сродни маразму.  

 

От реки поднимается туман, обволакивает сначала Мариинский парк, вползает в буйные  головы обитателей Банковой, отчего те дружно создают пробки на улицах, пытаясь выехать из города в свои скромные апартаменты. Белое облако растекается по мощеной булыжником Владимирской,  поднимается вверх по Михайловской, к соборам и Министерству иностранных дел. Крадется по Десятинной – до самого Андреевского спуска – и там, в низинке, устраивается на ночлег.

Десятинная улица в это время уже почти пустая.  Не улица даже, а улочка, выходящая к  Андреевскому – оживленному днем и мрачному, сонному вечером. Когда-то здесь стояла Десятинная церковь.  Ее нет уже давно – она пала жертвой последствий 7 ноября.  Ее соседке – Андреевской церкви – шедевру Растрелли, повезло больше – высокая, голубая с зелеными куполами, возвышается она на холме, а под ней – Кожемяцкое урочище с Кожемяцкой же улицей, где обитала  чета Серков с доней Проней.  Пронька своего добилась – им со Свиридом Петровичем даже памятник поставили – как раз напротив церковной ограды.

Подхожу к калитке.  Из тумана выбегает вусмерть перепуганный Голохвостый  - в разорванном, когда-то щеголеватом пиджаке.  За ним, с красным лицом , в съехавшем на затылок платке – Секлета Филипповна, решительная и злая.

- Говори – «Пускай меня покарают все Печерские святые!»

Усики Голохвостого дрожат.

- Пускай меня покарают все Печерские святые!

- Пусть меня накроет большой Лаврский колокол!

- Пускай меня накроет большой колокол Лаврский!

- Если брешу!

- Если брешу.

Жаль мне Голохвостого, ох как жаль! Но помочь ему я не в силах – как известно, погоня за двумя зайцами ни к чему хорошему не приводит. Разворачиваюсь и начинаю подниматься по ступенькам. И снова Секлета:

- Только не вздумайте удирать! Я и в Полтаві найду!

Последняя угроза, наверное, относится и к Свириду Петровичу, и ко мне. Голохвастов поспешно исчезает в урочище, а я прячусь в церкви.

Когда выхожу, Секлеты уже нет. Андреевский сворачивается  - иностранцев больше сегодня не предвидится, а те, кто приходит сюда после пяти вечера, уже ничего не покупают. Продавцы попивают горячее и горячительное, жалуются на экономический кризис и проклинают подорожание городского транспорта. Дух Английской концессии, Бельгийского акционерного общества, а также малого частного предприятия «Хомуты. Сукин и Сын. Кіев. Подол» в этой части города неистребим – здесь чудом сохранился еврейско-одесско-подольско-торговый говорок: «А вы сейчас на какой этаж живете?» - «На пятый». – «Ой, вЫсоко-то как!»

«Хорошо выглядываете!» - говорит кто-то, кажется, в мою сторону.

«Мерси за комплиман» - отвечаю. И, стараясь не поскользнуться на сыром булыжнике, спускаюсь вниз – на булгаковскую часть улицы.

Здесь, по местному поверью, живет Бегемот. Эта часть Подола вообще отличается повышенной концентрацией черной зеленоглазой нечисти, но кто из них носит почетный титул Бегемота – не знает никто. И поэтому, из страха «обшибиться» и не признать, кормят всех. Никто, насколько я знаю, не в обиде. Были, правда, попытки интервенции со стороны дымчатых, белых и даже трехцветных. Но черное воинство позиций не сдало, оставшись единоличными хозяевами территории вокруг дома Булгаковых-Турбиных.

Напротив «замка Ричарда» - огромной претенциозно-уродливой постройки – встречаю знакомого -  Юрчика. Юрчик снабжает сувенирными магнитами всех иностранцев, с которыми я в качестве гида-переводчика таскаюсь по Киеву. Любитель поговорить, на Андреевском он торгует уже давно, все видит и замечает, поэтому не использовать его в качестве выпуска новостей просто не есть хорошо.

-          Вот ты знаешь же Булгакова? – говорит мне Юрчик, покуда мы курим на тюках с непроданным ширпотребом. – Вот, скажемо, жена у него, Лена. Ось он приходит додому, и говорит ей: Дивись, Лена. Це Света. Она с нами тепер жить будет. Потом он до Светы Клаву приводить. И так – поки и Клава не обридне.

-          Юр, - вхожу в роль преподавателя. – У него-то жен всего три было.

-          Це официальных, - не унимается Юрчик. – А скильки там их правда було – нихто не считал. А ты знаешь, шо он морфий жрал?

-          Знаю, конечно.

-          Говорят, вставляе – и ничего не треба. Круче героина! Вот так вот, нажрется он – и давай писать. «Мастера и Маргариту» пока написал – столько выжрал! А вот его «Вия» вообще читать не можна – це ж просто бред! Но крепко ж забирае! – и Юрчик совершенно искренне улыбается – так, что даже автор «Вия» милует его и не посылает кару в виде подмокших сигарет и потерянного кошелька с выручкой.

-          А то, знаешь, до нас недавно Леня-Космос приезжал (Леня-Космос – это мэр Киева, если кто не знает).

-          Да ну?

-          Ага. Вышли – построились – впереди Леня – метр семьдесят, а за ним лобы – два двадцать. И так его окружили – ну ни вбыть, ни потрогать! Казали, у него когда ломка, так он сюда приезжае – у него тут все проходить. А ты знаешь, как они с Бульдогом анализы сдавали? (Бульдог – это министр Луценко. Раньше был он Терминатором, а теперь, в связи с политическим кризисом, в статусе понизили).

Но мне уже пора идти – холодно, да и занятие через двадцать минут – гаврики, наверное, собрались, ждут. Встаю, докуриваю. Прощаюсь.

А Подол продолжает жить своей вечерней пятичасовой жизнью:

-          Я встретила тетку Секлету, так она просила передать вам, Проня Прокоповна, шо вы – падлюка!

-          Барышни уже лягли – и просять.

И сердито звенит трамвай – жалуется на нерадивое стадо пешеходов.

 


Subscribe

  • Зміни в центрі столиці

    «Все тече, все змінюється» . І Київ теж не виключення із цього правила. Протягом 2019 року в столиці відбувся ряд змін. Зокрема, розібрали старий і…

  • Нижня підпірна стіна

    Легендарна "зеленка" — Зелений (літній) театр, Верхня підпірна стіна, Нижня підпірна стіна — це все олдскульні локації, які розташовані в одній…

  • Парк "Сирецький гай"

    З заброшками в столиці і з напарниками напряг, та й об'єктів для дослідження все менше і менше, тому вирішив здійснити культурну прогулянку. Так, щоб…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments

  • Зміни в центрі столиці

    «Все тече, все змінюється» . І Київ теж не виключення із цього правила. Протягом 2019 року в столиці відбувся ряд змін. Зокрема, розібрали старий і…

  • Нижня підпірна стіна

    Легендарна "зеленка" — Зелений (літній) театр, Верхня підпірна стіна, Нижня підпірна стіна — це все олдскульні локації, які розташовані в одній…

  • Парк "Сирецький гай"

    З заброшками в столиці і з напарниками напряг, та й об'єктів для дослідження все менше і менше, тому вирішив здійснити культурну прогулянку. Так, щоб…