July 6th, 2011

Тимошенко чинит сапожки за 50 гривен, а Янукович - за 100

Тимошенко чинит сапожки за 50 гривен, а Янукович - за 100
Автор: Сегодня

Во всяком случае, так уверяет хозяин мастерской, которая находится в жилом доме на углу Лютеранской и Банковой. На стене мастерской — старый пожелтевший выпуск газеты «Правда» с большим портретом Иосифа Сталина.

Тут Семен Арустамян работает уже 10 лет. «До этого я работал в знаменитом Доме с химерами, — с удовольствием вспоминает мастер. — Там у меня была маленькая комнатка на первом этаже. Мне ее предложил управделами президента Кучмы. Он много лет у меня свою обувь на Лескова ремонтировал, где у меня будка была, а когда меня стали выживать из нее, то подогнал УАЗик и сказал: собирай вещи, поехали, увидишь куда. Сначала мне страшно было — такой дворец, шикарные залы, паркет, а я тут со своей мастерской, но потом привык. Меня даже в штат АП взяли, мой покровитель там и прачечные, парикмахерскую, химчистку организовал», — вспоминает Семен Арустамян. Сейчас всего этого на Банковой уже нет в целях экономии, и сапожник работает самостоятельно рядом с АП. Говорит, свою обувь сюда приносят со всей округи — помимо АП еще из Верховной Рады, Нацбанка. Расценки средние: женская набойка из полиуретана обойдется в 30—50 грн., мужская — 80—100 грн.

 

Привет из Киева

Привет из Киева
Автор: Виталий Ковалинский

Перед вами — почтовая открытка начала ХХ столетия. Она не простая, а с сюрпризом: из сумки почтальона можно было вытянуть десять сложенных «гармошкой» миниатюрных видов Киева. Действительно, сто лет тому назад открытки отличались большим разнообразием, изяществом и выдумкой. У коллекционеров-филокартистов встречаются и совсем неожиданные экземпляры — например, отпечатанные на тонкой фанере или же в форме книжечки.

Впервые «открытое письмо» было введено в обращение в 1869 году в Австро-Венгрии. А через два года, в 1871-ом, получило право хождения и в Российской империи. Но тогда оно еще не имело какого-либо иллюстративного содержания и представляло собой лишь новый вид почтовых отправлений.

каштан

Киевская уличная галерея живописи. Днепровский зал.



Фотография прикончила живопись, а Малевич Чёрным квадратом вбил последний гвоздь в крышку гроба. В живописи по существу, как способе отразить очевидное, пропала необходимость. Можно заказать свой портрет художнику и соврать потомкам, какой ты был или щёлкнуться на телефон и показать, каким ты таки был. Можно съездить в Париж и привезти сувенирную акварельку с триумфальной аркой, но в вконтакте всё равно окажется лом цифровых фотографий.

У кисточек, красок, холстов и мольбертов в наше время неутешительный удел: их применяют или дельцы с базарных рядов или любители, чаще всего в качестве хобби. Профессионалы же топят расчлененные туши коров в формальдегиде и голяка скачут по улицам с истошными стонами. И единственный честный способ удержаться на конце заточки действительного искусства между снобизмом галерей, ширпотребной штамповкой и "моим натюрмортом" с копирки - это творить для всех и каждого на кирпиче, граните или бетоне под открытым небом и свободным ветром, чаще всего за гранью закона.

И вот Киев. После советского предела из слова из трёх букв и корявых росчерков баллончиком в подворотнях из 90-х, вдруг по всему городу то там, то тут последние года два стали возникать на заборах и стенах самых разных масштабов дух захватывающие картины. Некоторые посильнее, некоторые послабее - но явно сложнее и больше, чем просто графити. Городское пространство ожило. Я не согласен с критиками, которые считают, что таким образом пачкается город. После глобального застекления балконов, масштабного утепления фасадов, повсеместного гниения долгостроев, щербатых до ям тротуаров, нерегулярного вывоза мусора и Липської Вежі, расписанные даже самыми стрёмными надписями вертикальные площади убогую нашу эстетику уже не испортят. Качественные же картины только улучшают среду и настроение.

В нескольких постах я хочу поделится теми сюжетами, которые мне по разным причинам стали интересны. Не хотелось растягивать жвачку, но накопленного материале для одного рассказа оказалось слишком много.

Collapse )

(no subject)

Удивил подход: на выезде из частного дома - лежачий полицейский. То ли человек себя знает хорошо, и чтобы сам не летел, то ли это для своих домашних, то ли для водителя.

Картинка кликабельна.

  • Current Mood
    Удивлен