April 19th, 2011

подарки, логотип, Экспедиция, практичные

Скворечники вешать никогда не поздно и не рано.

Весной леса и сады наполняются щебетом, гомоном  и веселой, деловитой суетливостью наших друзей-пернатых. А теперь и Пейзажная алея, парк Шевченко, парковая зона близь театра Ивана Франка..
Как это было..


Опытным путем учеными было установлено, что птичье пение благоприятновлияет на растения, и не случайно такое совпадение: птичьи трели громче всего звучат в конце мая - начале июня, когда происходит интенсивный рост растений.

Для записи в команду доблесных развещиков скворечников обращайтесь по телефонам указанным на сайте http://www.expedition.com.ua/


  • Current Music
    M'Black - Heartbreak (Bare Noize Remix)
zoro

Загублене місто

Перший національний запустить новий документальний цикл власного виробництва «Загублене місто». Про це повідомляє прес-служба НТКУ.

У кожній серії циклу розповідатиметься про старовинні будівлі Києва, їхню історію, легенди, міфи. Перший фільм із серії «Загублене місто» вийде в ефір 22 квітня о 10:35.

Нагадаємо, НТКУ уже повідомляла про виробництво документальної програми про архітектурні пам'ятки Києва під робочою назвою «Реліктовий Київ».



«Телекритика»
http://www.telekritika.ua/news/2011-04-19/62083

Старожилы Андреевского спуска: музыканты хотят лицензию, а художники говорят, что корейцы — самые ще

Старожилы Андреевского спуска: музыканты хотят лицензию, а художники говорят, что корейцы — самые щедрые
Автор: Сегодня

БЫТ. Волковых переселили на Андреевский, потому что их довоенная квартира на Крещатике была полностью разрушена. «До войны в двухэтажном доме на Андреевском жила только одна семья. Остальные подселились в период оккупации. Одно время в четырех квартирах жили 52 человека!» — вспоминает Волков. Подселяли методом «уплотнения»: комнату делили деревянной перегородкой, и получалось две. В доме — общие коридор и кухня с тремя газовыми плитами. На семью приходилось 1,5 газовые конфорки, поэтому часто готовили по ночам. Несмотря на бытовые неурядицы, соседи дружили. «Наш двор был самый большой на Андреевском, — говорит Волков, — жители до сих пор встречаются каждый год в первое воскресенье октября. Накрываем во дворе стол, вспоминаем».

Владимир Волков переехал в дом №34 с матерью после освобождения Киева, в 1943 году, и жил до 1980 года. Андреевский благоустраивали к Олимпиаде и расселяли жителей исторических домов.

Київ для Шолом-Алейхема — уособлення батьківщини

Київ для Шолом-Алейхема — уособлення батьківщини

Шолом Нохумович Рабинович (справжнє ім’я письменника) народився 2 березня 1859 року в містечку Переяславі (тепер це Переяслав-Хмельницький), що входив до меж осілості. Навчався в хедері, вивчав іврит, із сімнадцяти років заробляв на життя репетиторством. Коли Шолом закохався в одну з учениць, її батько вигнав хлопця з маєтку. У 15 років під враженням від “Робінзона Крузо” написав власну, єврейську версію повісті й вирішив стати письменником. Узяв псевдонім Шолом-Алейхема (мир вам — традиційне єврейське вітання). Після закінчення школи в 1876-му три роки займався з донькою заможного єврейського підприємця Голде (Ольгу) Лоєвою. Вона всупереч волі свого батька в 1883 році стала дружиною Шолом-Алейхема і народила йому шістьох дітей. За два роки батько помер, залишивши великий маєток. До 1900 року Шолом-Алейхем втратив багатство і відійшов від справ, щоб присвятити себе літературі.

Молодого провінціала вабив Київ. Як єврей, що не мав сумнозвісного права на проживання поза межами осілості, у Києві письменникові довелося переховуватися від поліційних облав. Пізніше у своїх творах він назве це місто “Єгупцем” — маленьким Єгиптом, місцем, де в горнилі рабства євреї загартувалися і стали народом.

 

Готична перлина Києва

Готична перлина Києва

Понад сто років тому в Києві освятили одну з найвеличніших архітектурних окрас міста — костел Святого Миколая. Готична споруда досі викликає захват у киян та гостей столиці. Сьогодні вірні мають змогу лише частково використовувати будівлю костелу за її основним призначенням.

Соцгородок

Небольшой полужилой массив около м. Черниговская. Строили его ещё пленённые немцы и венгры. В конце 40хх, начале 50хх годов.
Сейчас находящийся в стадии разложения.

Collapse )
Ха!

Про Хрещатик..

Если вам доведётся как-нибудь быть в Городе-Киеве и спросить коренного киевлянина, как лучше провести выходные дни, он будет долго-долго думать, а затем посоветует вам погулять кроме всего прочего и в первую очередь по Крещатику. Причем сделает это он не от злого умысла или природной вредности, нет, все коренные киевляне – добрые, умные, интеллигентные люди, это я точно знаю, все сорок два человека, а только лишь от своей природной склонности к доброму юмору, ну, как для вас, например, кожуру банановую старушке под ноги подкинуть или поменять таблички на дверях мужского и женского туалетов.
Дело в том, что, если, скажем, в Москву едут для того, чтобы грабить квартиры или торговать плохими наркотиками, в Питер – чтобы бегать по музеям-театрам-аврорам, то в Киев едут, чтобы медленно бродить с вытаращенными по сторонам глазами и создавать аварийноопасные ситуации на отремонтированных дорогах. Киевские водители этого очень не любят и потому уступают дорогу всем людям, у которых на шее болтается фотографический аппарат. А тем, у кого такого аппарата нет, они дорогу не уступают и киевлянам приходится пользоваться подземными переходами и чётко знать, что красный цвет у светофора – сверху. А ещё поэтому среди киевлян почти нет дальтоников. Слепые – да, пока ещё есть. Но их с каждым новым ввезённым на Украину из за границы автомобилем становится всё меньше и меньше, хотя и украинский «запорожец» тоже старается, но у него всё ещё плохо получается давить людей, так, больше пугает. И это, не смотря на то, что он теперь называется «славутой» или «дэйвой». Всё равно, плохо получается..
По выходным дням все приезжие, которые послушались киевлян, идут гулять на Крещатик. Они туда идут для того, чтобы почувствовать себя киевлянами, поскольку по выходным дням въезд и выезд на Крещатик закрывают от автомобилей специальными Фишками и можно ходить хоть вдоль, хоть поперёк, от Бесарабки до Главпочтамта и обратно. А дальше ходить нельзя, то есть, конечно, можно, кто же вам запретит, но это уже опасно, потому что там много злых водителей, которые не выполняют план по задавленным киевлянам и они бросаются на всех подряд, не разбирая: есть у вас на шее фотографический аппарат или у вас его уже украли.
Когда все приехавшие в Город-Киев люди собираются, они начинают смотреть не на красоту улицы, на которую и смотреть-то нечего, а друг-на-друга, потому что на что же им ещё смотреть? И вот ходят они, ходят, смотрят они, смотрят и понимают, что делать им на Крещатике нечего, а всё равно, не уходят. Надеются потому что, а вдруг, вот прямо сейчас, вот прямо тут, ну, вот же, вот чего-нибудь, да произойдёт. Ну, не сейчас, ну, через минуту-другую, ну, не прямо здесь, а вон там, через десять метров..
А коренные киевляне в это время сидят в кафе на улицах Прорезной, Владимирской, Софиевской, те, кто побогаче – на Лютеранской и тихонько хихикают, глядя на переполненный Крещатик. Потому что наиглупейшее это занятие – гуляться по Крещатику в выходные дни.
Но когда часы на профсоюзном Градуснике пробьют десять часов вечера, киевляне сразу перестают хихикать и с серьёзными лицами, в колонну по восемнадцать выходят на Крещатик, четырежды обходят вокруг Лядских ворот, а затем, словно проснувшись, разбегаются по домам. И в глаза при этом один одному не смотрят. Потому что стыдно.
А всё это происходит по той простой причине, что глупее, чем гуляние по Крещатику на выходные дни может быть только принципиальное непоявление на Крещатике на выходные.. Потому что красивый он, Крещатик этот. Как и весь Город-Киев. ВотЪ!