Андрей Манчук. Социальный журнализм (kermanich) wrote in interesniy_kiev,
Андрей Манчук. Социальный журнализм
kermanich
interesniy_kiev

Южный мост. На верхушке

Прошлогодняя статья, которой здесь, кажется, не было. По-моему, я вешал на ИК только ночные фото с верхушки пилона. Кросс-пост на сообществе блогов Дарницкого района.

Высотный беспредел
Корреспонденты "Газеты..." поднялись на верхушку Южного моста,
Андрей Манчук
Фоторепортаж Юрия Сапожникова
"Газета по-киевски"

Южный вантовый мост – наиболее молодой из плеяды столичных мостов. Введенный в строй в декабре 1990 года, после семилетних строительных работ, он официально считался самым современным мостовым переходом во всем бывшем СССР. Да, собственно, удерживает это почетное звание и по сей день. Длина самого южного киевского моста через Днепр составляет 1200 метров при ширине сорок один метр, что позволило провести по нему ветку метро и шесть скоростных автомобильных полос. На строительство этого монстра ушло 112 миллионов советских рублей – или около 200 миллионов долларов, исходя из нынешнего валютного курса.

Тогдашний украинский лидер Щербицкий, лично присутствовавший при открытии Южного моста, имел полное право назвать его «гордостью Киева и Украины». Проектировщики этого внушительного объекта не зря получили одну из последних Государственных премий в истории умирающего СССР.

Огромный башнеподобный пилон Южного моста хорошо знаком каждому киевлянину. Он поднимается вверх на высоту сто десять метров – что на десять метров превосходит башню Московского вантового моста. Серебристые ванты – витые стальные канаты – делают его похожим на огромную серебристую арфу какого-то небесного великана. Это поэтическое сравнение имеет под собой вполне реальную почву – тросы, которые поддерживают собой мостовую громаду, и вправду басовито гудят на днепровском ветру.

Попасть на сам мост не составляет никаких сложностей – со стороны близлежащей станции метро «Славутич» не видно даже стеклянной будки для постового милиционера. Заходи, кто хочешь, лезь, куда хочешь. Вход в мостовой пилон находится в его «ногах» – так официально называются две бетонные опоры, соединенные между собой высотными перемычками. Прямо под ними, между «ног» пилона, громыхают вагоны метро, а по бокам, с краю моста, быстро бежит поток автомобилей. Стараясь не угодить под их колеса, мы поднимаемся вверх по шаткой пятиметровой лестнице. Воздушная волна от скоростных машин буквально вжимает нас в ее ржавые перекладины. Теперь надо изловчиться и пролезть в люк, расположенный прямо над головой. Он закрыт железной решеткой, но на ней нет даже видимости замка – а потому нам удается откинуть эту преграду и пролезть внутрь пилона. 

В тесной вертикальной шахте пилона стоит адский грохот. Рядом, за бетонной стеной, проносится поезд  метро, а эхо многократно увеличивает его звук. Узкая техническая лестница ведет вверх, в темноту. Задрав головы, мы с трудом разглядели пятнышко света – на стометровой высоте, куда нам предстоит забраться. На лестнице грязно, а холодные поручни быстро намораживают руки. Весь подъем занимает около получаса. Наконец, запыхавшись, мы оказываемся в крохотной комнатке с двумя окнами. Мы на самом верху. Выше нас только громоотводы. 

 Вид с вершины Южного моста по-настоящему завораживает. Далеко внизу, как букашки на муравьиной тропе, быстро бегут игрушечные машинки. Прямо под ногами ползет крохотный, похожий на гусеницу метропоезд. А вокруг играет на солнце широкое зеркало Днепра, кое-где разрезанное плоскими островами. За ним – кажется, совсем рядом, – лежит левый берег со скопищем дач и новостройками Позняков. Кручи правобережных холмов будто теряются – сейчас мы стоим заметно выше их уровня. Хорошо видно Родину-Мать, Лавру и сразу все основные киевские мосты – вплоть до самого северного, Московского. На юге, за городом, дымят трубы далекой Трипольской ГРЭС в Украинке. Не хочется отрывать взгляд от этих безграничных просторов, вписанных в широкую чашу горизонта.

Насмотревшись, мы обследуем стены этой поднебесной комнаты. Некто Балу был здесь в далеком 1992 году,  а Серый – в девяносто девятом. Надписей немного – к счастью, подростки добираются сюда нечасто. С ними конкурируют взрослые. В сыром бетоне выцарапана табличка с фамилиями и инициалами четырех строителей Южного моста. Это граффити датировано восемьдесят девятым годом – привет из другого времени и совсем другой страны.

Мы открываем узкую дверь с выцарапанным на ней словом «Смерть» и видим переброшенный над пропастью мостик, соединяющий между собой две башни пилона. Корреспонденты «Газеты...» выходят на него, крепко держась за короткие поручни. Под ногами лежит пропасть, а сильный верховой ветер едва ли не сдувает туда – вниз. Открываем дверцу с другой  стороны, заглядывая в северную башню пилона, и возвращаемся по узкой высотной перемычке. ИзФото Юрия САПОЖНИКОВА бетона торчат лампы фонарей, освещающих мост ночью для безопасности самолетов. 

На сегодня в сердце моста может проникнуть практически любой – ведь здесь нет даже замка и запрещающей таблички, а заляпанная грязью видеокамера у входного люка, по всей видимости, служит декоративным украшением. Однако  «Газета...» и автор статьи категорически не рекомендуют своим читателям повторять нашу журналистскую вылазку. Путешествовать по Южному мосту лучше внизу – там, где его каждый день пересекают многие тысячи киевлян. 

Октябрь 2006
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 79 comments