Валерій Лисенко (vlysenko) wrote in interesniy_kiev,
Валерій Лисенко
vlysenko
interesniy_kiev

http://www.pk.kiev.ua/history/2007/03/20/105802.html

По Лукьяновской ветке, вдоль старого Житомирского тракта проходил путь репрессированных

Николай ПОЛИЩУК / 20.03.2007

Киев – это город, пронизанный массой железнодорожных веток, о большинстве которых горожане имеют самое приблизительное представление. Ну разве что замечают их в промышленных зонах, когда автомагистрали то и дело пересекают железнодорожные переезды. А ведь иные из этих путей имеют весьма солидную историю, да и путешествие по ним – одно удовольствие, ведь появляется возможность попасть в такие уголки города, куда в ином случае человека никогда бы не занесло. Но еще более интересно пройтись вдоль веток, которые уже исчезли с карты города. Одну из них, Лукьяновскую, мы и идем искать с краеведом Валерием Лысенко.


Следы на "Берестейской"

С моим собеседником мы встречаемся на метро "Берестейская", возле моста через проспект Победы. Мост старый, видно, что его в свое время достраивали, расширяли, а под асфальтом видны следы рельсов, которые когда-то шли вдоль Дегтяревской улицы.

– А я еще помню то время, когда этот мост был железнодорожным и по нему ходили паровозы, – говорит Валерий Лысенко, – и вообще, эта ныне забытая железная дорога, построенная в начале ХХ века, здесь появилась не случайно. Она повторяла очертания Старого Житомирского пути, который пролегал от Львовских ворот мимо нынешнего здания американского посольства, Лукьяновской площади, стадиона "Старт" и по Дегтяревской шел сюда, где в районе нынешней станции метро проходила граница города.

Сегодня здешний район уже давно не выглядит окраиной. Современная развязка крупных улиц, трамвайные пути, рядом – танковое училище (его заканчивал Виктор Резун, известный нам по ряду книг, написанных под псевдонимом Суворов). С обеих сторон моста разместились небольшие базарчики, а за высотным зданием института "Укравтотрансниипроект" совершенно сиротливо выглядит скромный однопутный железнодорожный тупик – это все, что осталось от старой дороги.

Рельсы со зловещим прошлым

– Лукьяновская ветка шла, во-первых, к промышленным предприятиям, во-вторых, к Лукьяновскому рынку, – говорит Валерий, пока я рассматриваю ржавые рельсы и прогнившие шпалы старого пути, – но, как это ни парадоксально, в основном она пригодилась для этапирования заключенных в самый разгар сталинских репрессий. Лукьяновская тюрьма была крупнейшим заведением своего рода в городе. И железнодорожные этапы отсюда шли вплоть до конца сталинской эпохи. Десятки тысяч человек отправлялись в лагеря, из которых далеко не всем удалось вернуться. Это самая настоящая "дорога смерти", о которой сегодня мало кто знает.

Зловещую роль эта дорога играла дважды. Известно, что многие жертвы Бабьего Яра совершенно добровольно шли на Лукьяновку, будучи уверенными, что немцы будут их эвакуировать с конечной станции этой железнодорожной ветки. О том, что по городу упорно ходил именно такой слух, упоминает множество исследователей трагедии Бабьего Яра.

Мрачный вид запущенного тупика только подчеркивают окрестные гаражи и горы мусора. Кажется, здесь никто уже никуда не ездит, хотя продавщицы на рынке уверяют, что иногда на дрезине подъезжают закупать продукты машинисты из соседней станции "Киев-Октябрьский".

Наш маршрут пролегает вдоль одинокой ветки по территории, которая сама чем-то напоминает тюремную: справа от нас, например, возвышается огромный бетонный забор с протянутой поверху колючей проволокой. От проложенного рядом современного трамвайного пути отходит небольшой тупик, размером как раз на два вагона. Мой собеседник говорит, что раньше здесь были своеобразные "ворота", где трамвайный путь соединялся с железнодорожным. Сейчас в этот "карман", случается, загоняют трамваи, которые поломались на маршруте.

Рядом видим еще один путь, проложенный сто лет назад к заводу Греттера и Криванека, нынешнему "Большевику". Удивительно, что над этими не самыми оживленными путями кто-то заботливый построил деревянный мостик. Хотя для кого он предназначен – тоже загадка. Движения здесь нет почти никакого, да и непонятно, что рискованнее: перебежать путь или пройти на высоте четырех метров над землей по эдакой деревянной дорожке, да еще и без перил.

Тем временем медленно, бесконечно сигналя, мимо нас проплывает маневренный тепловоз с одним прицепленным вагоном. Мой гид, просто застыл от удивления и клянется, что впервые вообще видит здесь поезд и такая картинка – сродни чуду. Хорошая примета, соглашаюсь я. Так, понемногу идя вдоль путей, мы приближаемся к станции "Киев-Октябрьский".

Станция из прошлого, скрытая забором

На эту станцию невозможно купить билет. Здесь не останавливаются ни пассажирские поезда, ни электрички. Даже станционное здание на улице Радищева отгорожено от водителей забором, хотя на близость железнодорожного узла указывают многочисленные пути, идущие параллельно с улицей, а кое-где пересекающие ее. Но это одна из старейших станций Киева, здесь сохранился старый вокзал – маленькое помещение с резными деревянными козырьками под крышей. Такие в 1900 году были построены, например, в Ирпене, на старом полустанке Святошин, вдоль всей Ковельской ветки железной дороги.

Сейчас здесь формируется по несколько грузовых составов в день – вывозится продукция нескольких городских предприятий. Кстати, и прежнее название станции метрополитена "Жовтневая" – тоже было заимствовано у "Киева-Октябрьского", так как названия остановок метро в Киеве традиционно привязывали к именам ближайших железнодорожных станций.

Внизу, в долине Сырецкого ручья, видны пути Петровской железнодорожной ветки, построенной значительно позже, в конце двадцатых годов, через Куреневку и Петровку до Дарницы. Город еще помнил наступление поляков и на всякий случай готовился к обороне, прокладывая объездные железнодорожные пути, сооружая укрепленный район. И не только укрепленный, но и правительственный. Среди нынешнего парка "Нивки" и сегодня можно найти остатки партийных резиденций тех времен. В одной из них застрелился председатель Совнаркома УССР Афанасий Любченко, а в районе полустанка "Рубежовский" можно увидеть то, что осталось от подземных выходов из начальственных дач к железной дороге.

Как память о бывшем укрепрайоне сохранились два маленьких жбота – железобетонные огневые точки, которые в отличие от капитальных дотов можно было перевозить с места на место. "На сегодняшний день это единственное своего рода сооружение, найденное в Киеве, – говорит Валерий Лысенко, – хотя вокруг Москвы подобных жботов сохранилось очень много". Сейчас эти укрепления, предназначенные прикрывать своим огнем железную дорогу и мост над ней, изрядно загаженные, смотрят пустыми бойницами в сторону топографического техникума...

Перед тем, как покинуть станцию, мы пытаемся представить себе те времена. Ночь, искры из трубы паровоза, товарные вагоны с этапами, красноармейцев, караулящих на своих огневых точках... И сохраняя память о репрессированных коммунистическим режимом, возможно, стоило бы вспомнить и об этом последнем для многих пути. Ведь увековечивают же в африканских странах "ворота рабов" в портах, откуда туземцев вывозили в рабство в Новый Свет. По сути, разницы-то никакой и нет.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments